Свято-Тихоновский Преображенский женский монастырь

г. Задонск. Официальный сайт

Задонский Свято-Тихоновский Преображенский женский монастырь © 2015-2017

Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего Никона,

митрополита Липецкого и Задонского.

Материалы подготовлены с любовью к Богу и монастырю насельницами

при помощи мирян и духовенства.

399200, Липецкая обл., г. Задонск, Свято-Тихоновский Преображенский женский монастырь

Тел. 8 (47471) 4-45-57. E-mail: skit-treby@yandex.ru

Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru
Официальный сайт Елецкой епархии / el-eparhy.ru
Официальный сайт Свято-Тихоновского женского монастыря / zadonsk-skit.ru
«Сестры» — Ново-Тихвинский женский монастырь
Православие.Ru
Яндекс.Метрика
Липецкая митрополия - баннер
Задонский Рождество-Богородицкий мужской монастырь / zadonsk-monastyr.ru

Житие

свт. Тихона Задонского

Главная >> Наследие свт. Тихона Задонского >> Житие свт. Тихона Задонского

    «Житие иже во святых отца нашего Тихона, епископа воронежского, чудотворца всей России» — классическое житие святителя Тихона Задонского, написанное Н. В. Елагиным. Источниками «Жития святителя Тихона Задонского» выступили труд Евгения Болховитинова, составившего первое пространное жизнеописание святителя Тихона,  записки келейников святителя — Иоанна Ефимова и Василия Чеботарева статьи в разных периодических изданиях, архивы Св. Синода, устные рассказы жителей Задонска, Воронежа, Ельца и Ливен.

Елагин Николай Васильевич 

Глава I. Рождение и воспитание святителя Тихона

Глава II. Пострижение в иночество и училищная служба

Глава III. Служение святителя Тихона в сане епископа Воронежского

Глава IV. Пребывание свт. Тихона на покое

Глава V. Служение святителя Тихона на пользу ближних

Глава VI. Последние годы жизни свт. Тихона и кончина его

Страницы:    1   2   3   4   5

Глава I. Рождение и воспитание святителя Тихона

 

Тесным путем, скорбями и лишениями ведет Господь своих избранников. Таким путем, с самого детства, шел Преосвященный Тихон. Он был сын дьячка Новгородской губернии, Валдайского уезда, села Короцка, Саввы Кириллова. Родился он в 1724 г. и назван Тимофеем. В младенчестве лишился он отца, так что не помнил его. Старший сын занял место отца, и у него жила мать Домника, имея на своем попечении троих сыновей и двух дочерей. При многочисленности семейства и бедности прихода у сирот часто не было дневной пищи, и мать много терпела скорби с ними. При этой бедности и нищете, только особое устроение Промысла Божия, изводящего предназначенных Им людей на поприще высшего служения, могло открыть юному Тимофею путь к образованию духовному, чтобы мог возжечься сей светильник и, возжженный, не сокрылся под спудом. Сам святитель Тихон рассказывал в Задонске, как он едва не сделался ямщиком. «К нам часто приходил ямщик из нашего прихода, человек богатый, но бездетный. Я полюбился ему, и он часто просил меня у матушки: "Отдайте мне Тимофея своего,— говорил он,— я его вместо сына воспитаю и все имущество мое его будет". Матушке моей, хотя и жалко было отдать меня, но крайний недостаток в пропитании заставил ее согласиться. Взяв за руку, она повела меня к ямщику; брата старшего в то время не было дома. Когда пришел он и узнал от сестры, что меня повели к ямщику, тотчас побежал, догнал матушку на дороге, и став перед ней на колени, сказал: "Куда вы ведете брата? Ямщику отдадите, ямщик и будет; я не хочу, чтобы брат ямщиком был, я лучше с сумою по миру пойду, а брата ямщику не отдам. Постараемся обучить его грамоте, а тогда он, может, к какой-нибудь церкви во дьячки или пономари определится". Матушка воротилась домой». Этот рассказ святителя проливает некоторый свет на семейную жизнь Тихона в юности его. Эта почтительная просьба сына перед матерью, эта братская любовь до готовности ходить с сумою для пропитания и обучения грамоте брата, это уважение к своему званию, хотя низшего, но служителя Церкви Божией, почитающего лучшим приметаться в доме Божием со всей бедностью и нищетой, нежели жить в мирском селении с достатком, — свидетельствуют, что дети воспитывались в почтении к матери, во взаимной любви братской, в страхе Божием, в любви к святой Церкви и своему, хотя смиренному, но все же священному служению. И кто может подумать, чтобы у прекрасных колосьев не были столь же превосходны и самые их семена, и первые их начатки? Чтобы совершенному возрасту, столь богатому плодоносием добрых дел, не предшествовало благонадежное детство? Сам святитель Тихон пишет: «Деревцо малое к какой стороне наклонено будет, так будет и расти, и новый горшок чем наполнится, такую и воню будет испускать. Так и малые дети, как воспитаны будут, так и будут жить». Тимофей остался в доме брата под присмотром матери. «Когда есть дома нечего, — говорил он, — весь день бороню пашню у богатого человека, чтобы только покормил он меня хлебом». Но Промысел устроял уже для юного пахаря призвание к обрабатыванию нивы своего сердца, чтобы после мог он возделывать нивы сердец других, и засевать их семенем слова Божия, и питаться Хлебом, сошедшим с небеси.

В начале 1737 года, по указу государыни императрицы Анны Иоанновны, велено было сделать разбор церковнослужительским детям, и лишних, особенно неучащихся, отдавать на военную службу. Этот указ был подтвержден еще строже 5 марта. Строгое исполнение сих указов со стороны гражданского начальства, особенно в Новгородской епархии, не имевшей тогда пастыря, побуждало церковнослужителей отдавать детей своих в бывшую тогда при Новгородском архиерейском доме Духовную Славянскую школу. Тимофея, которому было тогда 14 лет, мать повезла также в Новгород. По своей бедности и случившейся тогда от неурожая хлеба дороговизне, она не видела средств содержать своего сына. Тимофей, вероятно по малограмотности, назначен уже был к исключению из духовного звания и к определению в военную Арифметическую школу. Но брат Петр, бывший тогда причетником в Новгороде, жалея брата, при всей своей бедности, просил духовное начальство о принятии его в училище, обещаясь давать ему содержание. С 11 декабря 1738 года Тимофей записан был в училище с фамилией Соколов. Стал ходить в школу и дома, под надзором брата, упражнялся в чтении полезных книг. Естественно, что успехи в чтении не могли быть быстры. В училище собиралось до тысячи учеников всякого возраста, а учителей было только двое, с несколькими помощниками. К тому же бедность заставляла значительную часть времени тратить на приобретение дневного пропитания. Летом Тимофей нанимался у огородников копать гряды. Однако отличные способности и усердие к учению восполняли недостаток времени и средств к учению, и Тимофей был в числе лучших учеников. Вскоре после вступления в училище, Тимофей лишился матери, скончавшейся в Новгороде. В 1740 г. в Новгород переведен был Вологод¬ский епископ Амвросий Юшкевич. Он немедленно вызвал из Киева ученого монаха Иннокентия Мигалевича и поручил ему устроить семинарию в Новгороде. В тот же год семинария приведена была в порядок, снабжена достаточным окладом и из архиерейского дома переведена в монастырь святого Антония Римлянина. Из большого числа учеников выбраны только надежнейшие, остальные уволены. Лучшие 200 учеников определены на казенное в семинарии содержание. В число казенных учеников помещен и Тимофей Соколов. Хотя и получил он возможность теперь продолжать учение, но, как рассказывал сам святитель Тихон, терпел великую нужду в необходимом для содержания себя. «Так бывало, — говорил он, — когда получу казенный хлеб, то из оного половину оставлю на продовольствие себя, а другую половину продам и куплю свечку и с оною сяду за печку, и читаю книгу. Богатых отцов дети, соученики мои, играют или найдут отопки лаптей моих и начнут смеяться надо мною и оными махать на меня, говоря: "Величаем тя"». Несмотря на все нужды, Тимофей Соколов всегда был в числе лучших учеников. Год провел он в синтаксисе, год в поэзии, четыре года в риторике; потому что высшие классы еще не были открыты. Учителем у него до 1743 г. был префект Иннокентий Мигалевич, а потом с 1743 до 1746 г. — иеромонах Иосиф Ямницкий. У него же и потом у Павла Сопковского (в иночестве Парфения), он учился греческому языку, в знании которого так успел, что был преемником его в звании учителя сего языка.

В августе 1745 г., по кончине Преосвященного Амвросия Юшкевича, переведен был из Пскова в Новгород архиепископ Стефан Калиновский. Он обратил особенное внимание на семинарию и открыл философский класс. В этот класс переведен был в 1746 году и Тимофей Соколов. В сентябре 1748 г. Преосвященный Стефан открыл в семинарии богословский класс, поручив преподавание богословия учителю философии Иосифу Ямбицкому. Но этот учитель, о котором святитель Тихон всегда вспоминал с уважением и сожалением, скончался в декабре того же года, и ученики богословия, за неимением наставника, опять обращены были в философский класс, где пробыли до 1750 г. Своими дарованиями, прилежанием и успехами Тимофей Соколов заслужил любовь и уважение как от семинарского начальства, так и от Преосвященного Стефана. В 1750 г. он сделан был учителем греческого языка, начав слушать курс богословия у ректора Иоасафа Миткевича. 15 июля 1754 г. окончил он курс учения и определен учителем риторики, с увольнением с должности учителя греческого языка.

 

Глава II. Пострижение в иночество и училищная служба

 

Еще будучи учителем греческого языка Тимофей, по склонности к духовной жизни, имел желание вступить в монашество. Родные, желая видеть в нем ближайшую подпору для своего семейства, старались склонить его к вступлению в белое духовенство. Когда он сделался учителем, то взял в Новгород и содержал на своем иждивении сестру, которая, овдовев, жила в Короцке тем, что у зажиточных обывателей мыла полы. Может быть, просьбы родных и частью то, что благодетель его архиепископ Стефан скончался 16 сентября 1753 года и новгородская паства оставалась четыре года без пастыря, — заставили его отложить вступление в монашество на некоторое время. Но и необлеченный в монашество, проводил он жизнь монашескую; любил в ночное время заниматься чтением душеспасительных книг или душеполезными размышлениями и молитвою. В такое время он имел видение, о котором вспоминал с восторгом и при конце своей жизни. В одну тихую и светлую майскую ночь вышел он на крыльцо, которое было на северную сторону, и стоя размышлял о вечном блаженстве. «Вдруг передо мною, — так в Задонске рассказывал Тихон,— как бы разверзлись небеса, и увидел я такое сияние и свет, что бренным языком сказать и умом понять невозможно. Это было только на краткое время; небо опять приняло естественный вид; я от этого видения более горячее возымел желание к уединенной жизни, и долго после того чувствовал удовольствие и восхищался умом, и ныне, — прибавил он, — когда вспомню, то ощущаю в сердце моем некое веселие и радость».

Был еще случай с ним во время его учительства, который он вспоминал и в духовном завещании своем, благодаря Бога за сохранение жизни его во время смертельных опасностей. Во время вакации звал к себе учителей архимандрит Александровского монастыря в гости. По приезде в монастырь Тимофей Соколов из любопытства пошел на колокольню осмотреть местоположение вокруг монастыря, действительно прекрасное, и, не попробовав перил, оперся на них; перила вдруг пали на землю. «Меня, — рассказывал святитель Тихон, — как будто кто так толкнул назад, что к колоколам на пол упал затылком и едва мог опомниться. Через великую нужду я мог дойти до келии архимандрита». Товарищи заметили, что Тимофей был бледен, как мертвец. Он повел их к колокольне и показал перила, разбитые вдребезги на земле. «На этом месте,— сказал он,— мне бы быть разбиту».

В 1758 году он исполнил свое желание о вступлении в иночество. Когда Рязанский епископ Димитрий назначен был архиепископом в Новгород, Тимофей в прошении, посланном в Петербург, объявил ему о своем давнем желании вступить в монашество. По благословению сего Преосвященного, пострижен он, вместе с учителем философии Стефаном Лаговским, 10 апреля 1758 г., в Лазареву субботу, перед литургией, ректором Новгородской семинарии и архимандритом Антониева монастыря Парфением Сопковским, и назван Тихоном. Новопостриженные иноки в неделю Пасхи отправились в С.-Петербург. Лаговский посвящен был в иеромонаха, а Тихон — в иеродиакона, в Фомино воскресенье. Во время летней вакации Тихон был опять вызван в С.-Петербург и посвящен в иеромонаха.

Когда в 1758 г. Стефан Лаговский, в монашестве Симон, сделан был ректором Новгородской семинарии и учителем богословия, Тихон 27 августа сделан учителем философии, а 13 января 1759 г. наименован и префектом семинарии. Не более полугода пробыл Тихон в сей должности. Преосвященный Тверской Афанасий, зная дарования, просвещение и добродетели Тихона, выпросил его у архиепископа Новгородского Димитрия в свою епархию. 26 августа 1759 г. последовал из Святейшего Синода указ об увольнении его в Тверскую епархию к определению, по рассмотрению тамошнего Преосвященного, к лучшему пред сим, в коем он находился, послушанию.

По прибытии в Тверь он назначен архимандритом Желтикова монастыря; в том же 1759 г. переведен в Отрочь монастырь, с определением ректором Тверской семинарии и учителем богословия. Шесть книг Об истинном христианстве, помещенные в полном собрании сочинений Преосвященного Тихона, служат памятником его богословских уроков, читанных ученикам семинарии, Тихон более старался действовать на сердца своих слушателей. Излагая ясно и основательно чистое православное учение о догматах веры, он не вдается в диалектические тонкости, но проникнутый духом Священного Писания и писаний Отеческих, более всего заботится возбудить любовь к святой истине, обратить ее в начало для жизни и деятельности. Недолго пробыл Тихон в Твери. Скоро Глава Церкви, Господь Иисус Христос, вызвал его на высшее служение в сане епископа. Сам святитель говорил, что ему никогда не приходило на мысль, что он будет епископом. И точно, возведение его в сан епископа было делом особенного устроения Промысла Божия.

В 1761 г., в день св. Пасхи, служил Тихон с Преосвященным Афанасием литургию в соборе Тверском. Во время Херувимской песни, когда архиерей, стоя у жертвенника, вынимал частицы о здравии, Тихон, по обычаю, подошел к жертвеннику, говоря: «помяни, Владыко Святый». Архиерей, вместо того, чтобы сказать «священноархимандритство твое», сказал: «Епископство твое да помянет Господь Бог во Царствии Своем». Заметив свою ошибку, Преосвященный Афанасий улыбнулся и сказал: «Дай Бог быть вам епископом». В этот самый день Пасхи в С.-Петербурге первенствующий член Синода митрополит Димитрий Сеченов, вместе с Епифанием, епископом Смоленским, избирали епископа в Новгород. Написаны были имена семи кандидатов, чтобы сделать выбор посредством жребия. Смоленский епископ просил приписать имя Тверского ректора Тихона. «Он молод», — сказал Димитрий, впрочем велел написать. Три раза метали жребий и всякий раз выпадал жребий Тихона. «Верно Богу так угодно, чтобы он был епископ, — сказал Димитрий, — не туда я мыслил его назначить». Димитрий думал назначить его архимандритом Сергиевской лавры.

В начале мая Тихон был в монастырской вотчине близ Твери, где в роще имел намерение выстроить себе келию, чтобы, по любви к уединению, удаляться туда в свободное время. Он смотрел за работами крестьян, которые мостили мост через речку. Услышав благовест к вечерни, отправился в монастырь, и лишь только стал на своем месте, как посланный от архиерея позвал его к нему. Тихон хотел отстоять вечерню, но тотчас же является другой посланный с требованием, чтобы он немедленно ехал к Владыке. Не без трепета отправился Тихон, думая, нет ли какой клеветы на него. Но едва вошел в комнаты архиерея, как тот поздравил его епископом, дал ему Синодальный указ и велел, немедленно сдав монастырь, ехать в Петербург, а сам заплакал, говоря: «Жаль мне расстаться с вами». 13 мая 1761 г. хиротонисан был Тихон в С.-Петербургском Петропавловском соборе во епископа городов Кексгольма и Ладоги с тем, чтобы, управляя Хутынским монастырем, быть викарием Новгородского архиепископа.

Так, Тихон на тридцать седьмом году своей жизни получил сан епископа.

С любовью новгородцы встретили нового викария, как воспитанника тамошней семинарии и бывшего недавно там учителем. Многие из товарищей его, которые смеялись некогда над его лаптями, были тогда священниками и диаконами в Новгороде. Когда они явились к новому пастырю, он с любовью вспомнил детские годы и, улыбаясь, сказал: «Вы на меня махали отопками, а теперь кадилами будете кадить». Они смутились и просили прощения. «Я шутя это говорю», — отвечал святитель. В числе свидетелей торжественной встречи нового епископа была и родная сестра Тихона, которая жила в Новгороде. На другой день по прибытии Тихон послал за ней. Она не смела и вступить в комнаты; обливаясь слезами, вспоминала, в какой бедности воспитывались при матери, так что не было иногда и дневной пищи, а теперь в таком высоком сане видя своего брата, для которого поставляли высшим счастьем, если достигнет места дьячка. Он приглашал ее навещать его почаще. «Ты никогда, родная, не наскучишь мне, ибо я люблю и почитаю тебя, как старшую сестру». Только месяц после сего прожила сестра и скончалась. Святитель Тихон сам отпевал ее. Он рассказывал, что когда в последний раз он осенил ее крестным знамением, она будто улыбнулась.

В августе 1762 г., когда Святейший Синод для совершения коронования императрицы Екатерины II из С.-Петербурга отправился в Москву, а в С.-Петербурге во время отсутствия своего оставил Синодальную контору, то Преосвященному Тихону велено было председательствовать в сей конторе, и посему он переехал в С.-Петербург. Пока Двор и Святейший Синод находились в Москве, 1 января 1763 г. скончался Воронежский и Елецкий епископ Иоанникий Павлуцкий. Святейший Синод на место Преосвященного Иоанникия в епископы Воронежские представил кандидатами Варлаама, архимандрита Донского монастыря и Симона, архимандрита Кирилло-Белозерского монастыря, особенно рекомендуя первого. На этом докладе Государыня 3 февраля 1763 года написала своей рукой: «Быть епископом Воронежским викарию Новгородскому». По возвращении Святейшего Синода в С.-Петербург отправился он на ¬новую паству свою в конце апреля 1763 года и 14 мая прибыл в загородный Воронежский Троицкий архиерейский дом.

 

Глава III. Служение святителя Тихона в сане епископа Воронежского

 

Меры по улучшению нравственного состояния духовенства. — Заботы о воспитании духовного юношества. — Любовь свт. Тихона к простому народу и попечение о нравственном его воспитании. — Научение народа истинам веры устно и через писание. — Обличение пороков и бесчинных игр. — Прекращение бесчинных празднеств в Сырную неделю и праздника ярилы. — Частная жизнь святителя Тихона. — Болезнь и отречение от епархии

 

 

Нелегкое бремя возложено было на святителя Тихона назначением его в епископы Воронежские. Епархия Воронежская была одна из обширнейших и менее устроенных во всех отношениях. При первоначальном образовании Воронежской епархии, к ней причислены были только семь городов, отделенных от Рязанской епархии: Воронеж, Елец, Костенек, Орлов, Коротояк и Землянск с уездами. Но в 1696 г. приписаны были к епархии все поселенцы но рекам Осереду, Битоку и Икорцу с верховья и до устья; в 1699 г. приписаны еще от Рязанской епархии города Усмань, Острожки. Белокольск и Демшинск, а от Белгородской — город Острогожск с уездом. В 1718 г. приписаны были еще все селения, лежащие ниже Воронежа по рекам Дону, Донцу, Хопру, Бузулуку, Медведице и Айдару, и крепости Бахмутская и Хоперская со всеми монастырями и часовнями, прежде бывшие в ведении архиереев Сарских и Подонских, и еще город Павловск, Донецкий Предтечев монастырь и новонаселенные слободы по реке Тулушве. В 1720 г. отчислены были от Рязанской епархии еще города Тамбов, Козлов и Борисоглебск с их округами. Хотя в 1758 г., при восстановлении архиерейской кафедры в Тамбове, все приписные от нее города были отчислены от Воронежской епархии, но при учреждении штатов в 1765 г. приписаны были еще города к Воронежской епархии, именно: от Крутицкой — Ливны и Черкасск, от Коломенской — Ефремов, от Рязанской — Лебедянь, Сокольск и Романов в степи, от Белогородской — Усердь и Ольшанск. В епархии считалось до 800 церквей, духовенства обоего пола более 15 000 человек и всего православного населения более 800 000. Само образование епархии из городов приписных от других епархий, из случайных поселений людей всякого рода, большей частью бродяг и раскольников, уже показывает, что в епархии не могло быть твердого порядка, ни в духовенстве, ни в народе. К этому присоединилась еще скудость средств содержания архиерейского дома. Вот что доносил Государыне святитель Тихон: «По прибытии моем в Воронеж, я нашел, что архиерейский дом строением неокончен, как и судейская при Консистории камера и около дома ограда каменная на 111 саженях, да семинарские училищные покои, сенные здания обветшали и требуют починки, также в соборной архиерее¬престольной Благовещения Пресвятой Богородицы церкви иконостас, святые иконы и ризница весьма обветшали, притом же колокол в 300, второй в 120, третий в 15 пуд, в пожарный случай разбиты. А чем бы оное все исправить, таковых сумм в оном архиерейском доме не находится, ибо с имеющихся за тем архиерейским домом вотчинных крестьян (коих состоит по минувшей второй ревизии в подушном окладе 1361 душа), никаких денежных сборов никогда не бывало и ныне нет, а состоят те крестьяне на пашне, сенокосе и на заготовлении дров и прочих работах». Посему святитель просил, чтобы оставшиеся после его предшественника епископа Иоанникия деньги, около 6 000 рублей, следовавшие по закону в Коллегию экономии, отданы были на необходимые поправки, тем более, что сам преосвященный Иоанникий в частных записках уже назначил более 3 000 руб. на поправку архиерейского дома. На просьбу свт. Тихона ответа не было. Он повторил ее в 1766 г., и также безуспешно. Лишенный средств улучшить внешнее положение архиерейского дома и украсить благолепно кафедральный храм, святитель Тихон употребил свою деятельность на то, что зависело от него, и для чего средства были в богодарованных ему силах духа и обилие благодати и в его пастырской ревности. Он озаботился созиданием и украшением живых храмов Божиих в сердцах своей паствы [4].

Святитель Тихон обратил заботливое попечение на духовенство Воронежской епархии. Он хотел дать необходимые сведения тем, которые были мало образованы, и всех одушевить новым духом ревности к совершению своего служения. Тотчас по приезде своем в 1763 году он написал для духовенства особую книжку под названием «Должность священническая о семи Святых Тайнах» и разослал ее по всем монастырям и духовным правлениям для раздачи священникам. В сем сочинении святитель Тихон дал понятие о сущности каждого Таинства, об образе совершения, о лице совершающем и лицах приемлющих Святые Тайны. Это был как бы малый катехизис, изложенный по вопросам и ответам. Изложение учения о каждом Таинстве святитель заключает убеждением священникам благоговейно совершать их и быть чистыми посредниками даров небесной благодати.

В следующем году, в дополнение к сему, он издал «Прибавление к сущности священнической о тайне Святого Покаяния». Указывая на важность обязанности священника как духовника, как врача душ, святитель Тихон дает руководственные правила к совершению Таинства Покаяния, и предлагает образец убеждений, с какими духовник должен обратиться к кающемуся. «Так ты можешь говорить кающемуся,— учит святитель священника,— Богу ты, чадо, исповедуешься, Которого грехами прогневал, а я служитель Его недостойный, и свидетель твоего покаяния. Ничего не утаи, не стыдись и ничего не бойся; понеже трое только здесь нас: Бог, пред Которым ты согрешил, Который все твои грехи, так как они делались, совершенно знает; понеже Бог везде есть на всяком месте, и где ты что делал или говорил и думал худое или доброе, Он тут был и все то совершенно знает, и ныне с нами есть, да только единого твоего покаяния и исповедания самовольного ожидает. Ты сам также грехи свои знаешь. Не стыдись же их выговорить, всех, которых делать не стыдился. Я третий, тебе подобострастен, такой же человек, как и ты; того ради и мене нечего стыдиться». Если не усматривается в кающемся истинного сокрушения о грехах, то святитель советует пробуждать сокрушение той мыслью, что Бога так благого, так милостивого, так великого благодетеля грехами прогневал. После исповеди святитель советует внушать грешнику покаявшемуся, чтобы он впредь не грешил; потому что Бог весьма ненавидит грехи и за них наводит всякую казнь. Но при исповеди больных внушает преимущественно говорить о милосердии Божием, никакими грехами непреодолимом, и утешать надеждой на милость Божию.

В 1765 году святитель Тихон разослал окружное послание к духовенству своей паствы. В сем послании святитель внушает духовенству трезвенное и скромное поведение. «Вы — поставленные на свещнике светильники, на которые все взирают и пример приемлют. Вы свет миру! Вы соль земли, по слову Христову! Как будете служить, священнодействовать утро, когда вчера вам порученные видели вас пьяных, ссорящихся, бесчинствующих? Видящий тебя осудит, и ты осуждению его виновен, и так обоим грех». Он заповедует осторожность, взаимную любовь, прощение обид, благочинно проводить праздничные дни, с умилением приступать к совершению Божественной службы, помышляя о спасительном Христа Господа о нас смотрении; кратко изъясняет значение действий церковного Богослужения. Заповедует часто читать Священное Писание. «На то и дал нам Бог, по Своей благости, Писание, чтобы нам его читать и, читая, исполнять в нем написанное. Писание Священное — некое послание от Бога к человеку, в котором волю Свою святую открывает нам и как нам жить наставляет нас. Рассудите же, с какой охотой и вниманием Божие к нам послание читать надлежит! Ежели бы царь земной, монарх наш, написал к тебе письмо, не с великой ли бы радостью читал ты тое письмо? Ей, с великим весельем и вниманием! Царь небесный к тебе земному и тленному человеку послал письмо (Священное Писание); почто убо оставляешь такой дар, сокровище тое неоцененное? Когда читаешь Евангелие, Христос Бог с тобой говорит. Когда, читая, молишься к Нему, то ты с Ним говоришь. Ах, разглагольствие сладкое! Ах, любезная и все приятная беседа! Бог с человеком, Царь небесный с мрежию тленною, Господь с рабом разглагольствует. Что сего приятнее и что сего полезнее? Видите, какая польза от чтения Писания Священного». Святитель напоминает священникам, что Господь Бог поставил их стражами дому Своего, то есть святой Церкви; потому им должно, как верным слугам Христовым, стеречь дом святой делом, словом и помышлением. Делом — показывая людям пример честного христоподражательного жития, словом — наставить и научить хранению закона Божия, помышлением — всегда думая о душевной пользе словесных овец. Он напоминает: если кто нерадением погубит порученные души, то погибель их взыщет от него Господь в день страшного суда. Чтобы пастыри Церкви могли ближе почерпать себе уроки, он обращает внимание их на те случаи, какие они могут извлекать из самой службы своей. «Совершая крещение, слышишь отрицание сатаны и всех дел его. Помяни, что и сам сатаны и всех дел его отрекся. Совершая исповедь, рассматриваешь совесть кающегося. Посмотри и в свою совесть, не обличает ли она тебя в том, в чем ты исповедуемого испытуешь, и всячески оную тщись сокрушением сердца, слезами, благоговением и всегдашней молитвой очистить. Погребая преставльшихся, помысли, в какое и как бедное состояние нас, по образу Божию созданных, грех привел; помяни и то, что и сам земля еси, и в землю отыдеши (Быт. 3:20). Приступая к алтарю на службу Божию, внимай себе, что ты посредственный ходатай между Богом и людьми и что о них молитвенник еси и предстатель к Богу, и рассуждай, как приступаешь».

С вступлением на русский престол императрицы Екатерины уничтожена была пытка для вынуждения признания у подсудимых, и на священников была возложена важная обязанность быть увещателями их, чтобы склонять к добровольному признанию. Святитель Тихон и в сем деле явился помощником своих священников. Он в 1765 г. разослал увещателям образец, как увещавати и преклонять подсудимых к раскаянию и признанию.

Вразумляя и руководствуя священников, которые уже были, святитель Тихон приложил свое попечение к тому, чтобы впредь воспитать более образованных и способных пастырей Церкви.

Семинария в Воронеже основана была около 1722 г., но от недостатка учителей и содействия со стороны епархиальной власти пришла в совершенный упадок. Предшественник Тихона Иоанникий нашел семинарию с одним только учителем латинского языка и, не видя средств продолжать учение, совершенно прекратил преподавание латинской словесности, заменив семинарию Славянской школой при своем доме и другую такую же школу открыв в Острогожске. Святителю Тихону нужно было заводить семинарию вновь. Но кроме недостатка в учителях встретились тогда и неожиданные препятствия — в недостатке средств. До сих пор семинария содержалась на основании Духовного Регламента и указа 28 сентября 1721 г., на сбор с монастырей и пустынь двадцатой части, а с церковнослужителей тридцатой доли всякого хлеба и разных пошлин. Но 29 февраля 1762 года отписаны были все духовные вотчины и запрещалось делать с монастырей и духовенства сборы в пользу семинарий, на содержание которых обещано было назначить жалованье из Коллегии экономии. До исполнения сего обещания святитель Тихон не имел никаких средств к основанию семинарии. Впрочем, он не только поддержал славянские школы, заведенные его предшественником при архиерейском доме и в Острогожске, но основал новые в Черкасске и Ельце, чтобы подготовить учеников в семинарию. Когда в 1765 г. в Воронежскую семинарию определено было годовое жалованье (по 655 р. 55 к. ), святитель Тихон завел и изучение латинского языка во всех школах, а в Воронеже собрал распущенных учеников и, пригласив учителей, отчасти из Киевской Академии, а более из Харьковского Коллегиума, через два года дал ей полное устройство.

Святитель Тихон сам часто посещал классы, указывал порядок учения, отмечал лучших и поучительнейших из писателей места, для толкования юношеству. В 1765 г. он дал собственное наставление семинаристам для охранения их благонравия. Здесь он указывает, что Сам Бог призывает их к сему высокому служению. Потому тщательно нужно готовиться к нему, призывая на помощь Бога, и всегда иметь в виду служить для славы Божией и общей пользы. Учение дает средства просвещать людей и приводить их к блаженству вечному, но без добродетели оно бесполезно, посему паче всего нужно упражняться в добродетели. В частности, святитель Тихон внушает быть усердными к храму Божию, участвовать в службе церковной, сохранять полное благоговение, быть почтительными к старшим, приветливыми к товарищам, удерживаться от пересудов, осуждений, грубых слов и вообще вести себя вежливо и кротко. Эту инструкцию, состоящую из 28 пунктов, святитель велел всякий день прочитывать ученикам, при выходе из школы и по вечеру. «Един ученик должен прочитать вслух всех, чтобы всякий помнил, как ему нужно вести себя».

Заботливость о просвещении духовенства, об оживлении его новым духом, конечно, направлена была к тому, чтобы пастыри могли наставлять народ. Святитель Тихон не ограничился тем, что готовил способных деятелей для просвещения, но и сам действовал. По своему происхождению, по первоначальному своему воспитанию и жизни в деревне он был близок к народу, хорошо знал и его добрые стороны, и его немощи. Народ тогдашнего времени в сем краю России был проще, ближе к старинному образу жизни, привязаннее ко всем давним обычаям и мало просвещен. Благочестивому пастырю нравилась в нем простота веры, усердие к Церкви и послушание к пастырю. Последующая жизнь его покажет нам, что он особенно любил сближаться с простым народом, беседовать с ним, поучать его, и сам выслушивал охотно советы простых людей. Наставление народа в истинах веры, необходимых для спасения и исправления нравственности его, было главнейшим предметом пастырских забот и трудов Преосвященного Тихона.

В 1765 г. для жителей Воронежа установил святитель Тихон открытое преподавание закона Божия по воскресным дням, перед литургией, в соборной церкви. Для сего вызван был студент Московской Академии, посвященный в диакона кафедрального собора. Целый год был преподаваем в соборе катехизис, но народ мало ходил слушать его. Такое нерадение в народе о своем духовном просвещении глубоко огорчило Преосвященного. Побуждаемый праведным негодованием, он сперва сам произнес в соборе, потом приказал прочитать по всем церквам Воронежским обличительное увещание. «С немалым сожалением многократно приметил я, — так беседовал святитель, — что на душеполезное учение, которое во все воскресные дни пред святой литургией уже без малого год преподается, мало кто от граждан собирается. Оно для того определено, чтобы всякий слушал и познал, в чем состоит звание христианское и сила закона Божия, и так бы в благочестии успевал. Но противное, как вижу я, намерению моему делается. Проповедник чрез всю седмицу трудится, собирает как пчела, чтобы мог в наставление предложить, кричит чрез целый час, но почти всуе пропадают труды его, падает туне почти семя слова Божия, понеже мало слушающих. Знать, что иной лучше почитает краткое время то провести в осуждении и оклеветании ближнего, иной в развращенных разговорах, иной в чтении соблазнительных и душе вредных книжек, иной в праздности и лености, которая есть мать и источник всех зол, или в другом чем неполезном и вредном, нежели, чтоб пойти послушать проповедуемого слова Божия. Когда шут шутит пред тобою или ласкатель лжет, с охотой и удовольствием слушаешь их; а когда проповедник посреди церкви проповедует истину, глаголет глаголы живота вечного, ты отвращаешь уши свои... Я думаю, что ежели бы здесь преподавалось учение, каким образом тленное богатство собирать, временную честь и достоинство получить, в ту школу не только бы сами родители приходили, но и детей приводили бы. А к тому проповеднику, который учит собирать сокровище нетленное на небеси, который указует путь к вечному блаженству, слушать не только детей своих не приводят, но сами отцы и матери не приходят. О учители! О проповедники слова Божия! Сколь вы несчастливы в нашем веке! Сколь мало имеете слушающих вас. Дабы немецкому, французскому и другим иностранным языкам обучиться, многие иждивения не жалеют ни денег, ни труда, а проповедники туне без цены и серебра учат закону Божию, объявляют волю Отца Небесного, проповедуют слово Божие, но никто не слушает их. Но, может быть, кому не нравится проповедник, что не красно говорит? К такому говорю я, что к проповедникам повеление Божие не в том состоит, чтобы они проповедью своей забавляли и увеселяли слушателей своих, но чтобы пользовали и врачевали их греховные раны». Причину равнодушия к проповеди слова Божия святитель видит в худом состоянии душ. Святитель Тихон часто сам говорил поучения к народу. В своих поучениях он раскрывал истину Евангельского учения, излагал жизнь, страдания и смерть Виновника нашего спасения, Господа Иисуса Христа и, показывая образ нашего спасения, изъяснял различие между ветхим плотским и новым духовным человеком. Убеждал к постоянному бодрствованию среди опасностей нас окружающих. Возбуждал к покаянию, к любви Богу и ближним, учил о слове Божием, о вере. Поучения Тихона были большей частью изустные. По множеству епархиальных дел он не успевал их писать, а потому немного сохранилось его поучений к воронежской пастве.

Для тех, которые не могли слушать лично поучения, святитель Тихон писал христианские наставления [5] и рассылал по всей своей пастве, требуя от священников, чтобы они читали их при всяком удобном случае. Не довольствуясь этим, он писал краткие увещания, приказывал переписывать их на листы и прибивать к стенам во всех церквах своей епархии, чтобы напомнить всякому, кто подойдет прочитать их, что он некогда отрекся сатаны и всех дел его, записался в службу Христу и присягнул Ему, как воины царю земному, и потому должен служить Ему верно даже до смерти [6]. Для чтения он написал еще довольно обширное сочинение «Плоть и дух» с той целью, чтобы живым изображением жизни плотской и духовной и различных плодов той и другой побудить читающих к снисканию чистоты и бесстрастия христианского. Для сего же написаны были им и размышления на некоторые изречения Священного Писания [7].

Внушая правила христианской жизни, святитель Тихон является и строгим обличителем современных пороков. В слове на 8-ю заповедь "не укради" он обличает хищение, которому предавались многие в то время. «Сколько грех сей перед Богом есть великое зло,— говорит он,— столько между людьми умножился он на земле, сколько хищение и воровство вредительно, столько развращенные человеческие сердца обладаемы ими бывают. О лютых времен! О развращение людей!» Святитель различает три рода хищения: явное, тайное и лестное. «Первое хищение есть то, когда кто чужую вещь насильно отнимает:

1) разбойники, которые насильно другого грабят;

2) властелины, которые у своих подчиненных, а сильные у немощных отнимают нагло имение, дом, рабов, землю и прочее или принуждают их продать себе то, что они продать не хотят, или продать малой ценой, или принуждают работников к большим трудам сверх договора и награждения, или насильно кабалят и порабощают свободных людей, или самовольно употребляют чужие вещи, или на чужой земле пашут, или за работу и службу удерживают мзду и награждение;

3) сему хищению подвержены суть те несовестные продавцы, которые в крайней другого нужде, на примере во время глада, хлеб не продают, разве за несносную цену, или домогаются за то некоторой вещи, например, дома или земли, или коня;

4) связывают себя виной явного хищения те, которые в крайнем чьем бедствии обещают подать помощь под тяжелым договором, хотя бы и не трудно было помочь, например, подъехать с судном к утопающему в воде;

5) сюда принадлежат и те, которые, видя нужду другого, взаймы не дают денег или хлеба, или чего другого, разве требуя неправедной лихвы и росту;

6) сим подобны те, которые удерживают положенные им в закладе вещи и другими подобными образами ближнего своего обижают.

В хищении тайном, кроме воров, виновны те, которые какую-либо потерянную вещь нашедши не объявляют и у себя удерживают, или заблудшую скотину, или беглого чужого раба укрыв присвояют, или с пожара крадут.

Хищение лестное бывает различным образом:

1) когда кто продает какую вещь большей ценой, нежели чего она стоит, или обманывает мерой и весом, или худой товар продает как добрый, например, мешает в хлеб мякину, в вино — воду, или монету ложную дает за добрую, хрусталь — за алмаз, куницу — за соболя; или кто больше против надлежащего берет пошлины;

2) к числу таковых хищников подлежат судьи, которые за мзду судят и потому праведно ли, неправедно ли судят,— крадут. И приказные люди, которые челобитчиков долго волочат, как будто другими делами важнейшими заняты, а чрез то домогаются поклонов;

3) пороком этим заражены суть те, которые, будучи казначеями или какими приставниками, утаивают приходы или приписывают большие расходы, или своим небрежением делают приходам упущение;

4) таковы те, которые ложные притворяют духовные и неподлежащие присвояют имения, или сказываются умершего близким родственником и его делаются наследниками;

5) те, которые наняты будучи за довольное награждение, неверно и нерадиво работают и время проводят в праздности;

6) нищие, которые или будучи здоровы притворяют себе немощи, или, имея довольствие, притворяют нищету, или некоторые вымышляют нужды, будто разорились от пожара или ограблены от разбойников, или просят милостыни на имя других ложно, например, на богадельню, на искупление пленников или на подать и проч., и тем самым и у бедных, вправду нищих, отнимают подаяние;

7) те лицемеры, которые под видом притворной святости или беззаконным вымышлением мощей, будто святых, или икон, будто чудотворных, простой народ соблазняют к подаянию;

8) ласкатели и ябедники, которые получаемое за ябеду крадут;

9) картежники, похищающие своим искусством достояние ближнего или желающие его».

Исчислив виды хищения, очевидно указывающие на современные пороки общества, святитель убеждает хищников: «Отдай всем все, у кого ты неправедно что присвоил, лучше убогому и нищему в Царствие Небесное войти, нежели богатому страдать в пламени геенском, да и богатым никто от мира сего не исходит, но все равно как наги входим в мир сей, так наги и отходим. Тогда надобно будет и нехотя попрощаться всякому с вотчинами, которые каким-нибудь неправедным способом себе присвоил; надобно оставить те отягощенные сундуки, которые от слез братии своей наполнил; надобно быть вынесену из тех чертогов, которые от слез братии своей построил; надобно совлещись тех виссонов, которые из неправды сшил; надобно лишиться тех вин, которыми со слезами вопиющих на небо наслаждался; надобно удалиться от той музыки, которую с воплем рыдающих бедных приятно слышал, а едина токмо срачица, ради прикрытия наготы, един гроб, едины три аршина земли нужны будут» [8].

 

Главная >> Наследие свт. Тихона Задонского >> Житие свт. Тихона Задонского