Свято-Тихоновский Преображенский женский монастырь

г. Задонск. Официальный сайт

Свято-Тихоновский Преображенский женский монастырь, г. Задонск © 2015-2020

Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего Арсения,

митрополита Липецкого и Задонского

Материалы подготовлены с любовью к Богу и монастырю насельницами

при помощи мирян и духовенства

399200, Липецкая обл., г. Задонск, Свято-Тихоновский Преображенский женский монастырь

Тел. 8 (47471) 4-45-57. E-mail: skit-treby@yandex.ru

Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru
Официальный сайт Елецкой епархии / el-eparhy.ru
Официальный сайт Свято-Тихоновского женского монастыря / zadonsk-skit.ru
Православие.Ru
Яндекс.Метрика
Липецкая митрополия - баннер
Задонский Рождество-Богородицкий мужской монастырь / zadonsk-monastyr.ru
Задонский Богородице-Тихоновский женский монастырь / tunino.ru

Житие

свт. Тихона Задонского.

(Продолжение) 

Главная >> Наследие свт. Тихона Задонского >> Житие свт. Тихона Задонского. (Продолжение)

Страницы:    1   2   3   4   5

Главная >> Наследие свт. Тихона Задонского >> Житие свт. Тихона Задонского. (Продолжение)

Нередко в полночь выходил в переднюю келию, пел тихо и умилительно Псалмы. Когда мысли его были мрачны, то он пел: Благо ми, яко смирил мя еси (Пс. 118,71). Когда же был в светлом расположении духа, то пел 148 псалом и другие утешительные. Он любил по ночам ходить вокруг церкви, погруженный в богомыслие. Однажды, остановясь пред алтарем, он пламенно молился: «Господи! Покажи мне благая, уготованная любящим Тебя». И вот, как бы отверзлось небо, воссиял свет, паче солнечного. Свт. Тихон пал от страха на землю и слышит глас: «Зри благая, уготованная любящим Бога». Он едва на коленях мог дойти до своей келии. В своих молитвенных подвигах святитель нередко был утешаем таинственными видениями. В 1778 году в тонком сне он увидел Богоматерь, сидящую на облаках, и около Нее стоящих святых апостолов Петра и Павла. Он, стоя перед ними на коленях, молил о продолжении милостей Божиих ко всему миру и услышал глас апостола Павла: «Егда рекут мир и утверждение, тогда найдет на них внезапно всегубительство». Тихон встал от страха в трепете и слезах. В 1779 году увидел опять во время тонкого сна Богоматерь, шествующую по воздуху, и около Нее стоящих на коленях четырех людей в белом одеянии. Святитель Тихон молился о некоем человеке, чтобы он не разлучался с ним и после смерти. Богоматерь изрекла Тихону: «Будет то, по молитве твоей».

Раз представилось свт. Тихону, будто он находится в церкви, и в ней увидел он двух святителей в облачении; один был в патриаршем. Из алтаря вышел архидиакон с хрустальным кадилом: прежде покадил архиепископа, потом патриарха, а после Тихона. Придя в себя, свт. Тихон вспомнил, что это день памяти патриарха Германа и архиепископа Епифания.

Однажды у Тихона болела голова; от жестокой боли он не мог ходить и лежал в постели. Вдруг он услышал над головой Ангельское пение, такое сладостное, что ум человеческий вообразить не может, и почувствовал облегчение; до конца жизни он не страдал после того головными болями.

В 1770 году, в то время, как святитель занимался сочинением книги «Об истинном христианстве», размышляя о страданиях Христа Спасителя, сидя на кровати, против которой на стене висели изображения: распятого на кресте Господа, снятие со креста и положение во гроб, — он имел замечательное видение. Ему виделось, что от изображения, как бы с Голгофы, с самого креста сходит к нему Господь, весь ураненный, изъязвленный и окровавленный. При этом видении, исполненный радости и вместе скорби, свт. Тихон простерся на полу, как бы у ног самого Спасителя, чтобы облобызать их, и громко воззвал: «Ты ли, Спаситель мой, ко мне идеши?» С этого времени он начал более углубляться в размышления о страданиях Господа и об искуплении рода человеческого.

Иногда святитель Тихон, сидя в своей келии, вдруг падал на колена, прижимал руки к сердцу, возводил очи горе — и лицо его просиявало особенной радостью и чистотою. И когда проходили такие состояния, долго еще оставался на лице его отсвет небесной радости; а его живое, радостное расположение духа и желание делиться своими чувствами с другими показывали, что душа святителя была полна восхищением и невольно открывалась, чтобы излить полноту духовного утешения.

Дары присущей в нем благодати обнаруживались иногда силой чудотворения и прозорливости. Один из его келейных жестоко заболел и ждал уже часа смерти. Приобщившись двукратно Святых Таин, он доведен был до келии свт. Тихона, чтобы принять последнее его святительское благословение. Припав со слезами к стопам святителя, просил его молитв о себе, чтобы Господь не оставил своей милостью, и прибавил при этом: «Владыко святый, хотя я совсем умираю, но ежели мои малые услуги для Вас потребны и моей душе спасительны, то верую, что Господь молитвы Ваши услышит и даст мне здоровье». Свт. Тихон отвечал: «Иди, и Бог тебя помилует». Больной скоро после сего совершенно выздоровел.

Келейник Иоанн описывает следующий случай прозорливости святителя Тихона. «В 1777 или 1778 году, в сентябре или октябре, Тихон, ходя по заднему крыльцу своих келий, будучи в богомыслии, пришел в мою келию, приказал мне в руки взять перо и бумагу, и я писал: такого-то года и числа великое было в С.-Петербурге наводнение и великая людям и домам многим гибель, что самое и сбылось; ибо по некотором времени он письмами о сем извещен был. Записка та затратилась о годе и числе».

 

Глава V. Служение святителя Тихона на пользу ближних 

Сочинение душеспасительных писаний. — Переписка с друзьями. — Келейные письма. — Сокровище, от мира собираемое. — Наставление инокам. — Поучения белому духовенству. — Любовь к детям и учение их. — Наставления посетителям. — Любовь к простому народу. — Благотворительность Тихона бедным. — Сострадание к ближним и заключенным в темницы. — Попечение об обращении раскольников. — Благодетельное влияние Тихона на окрестных помещиков. — Любовь Тихона к жителям Ельца.

Никтоже вжег светильника поставляет его под спудом, но на свещнице, да светит всем. Несмотря на то, что святитель Тихон удалением на покой, по-видимому, отказался от служения делу спасения других, Господь открыл для его духовных дарований обширное поприще к действованию в пользу ближних писаниями, словом, наставлениями и делами благотворения.

Отказавшись от управления паствой, святитель Тихон и право открытого проповедования слова Божия считал уже собственно принадлежащим своему преемнику. Но по любви к ближним, не желая скрывать данного ему Богом таланта учения, для братии монастырской и жителей Задонска, ходивших в монастырскую церковь, Тихон сочинял краткие поучения, но сам не произносил их, а заставлял читать других. Осенью 1770 г. начал он писать целую систему нравоучительного богословия, под названием: «Об истинном христианстве», писал своей рукой и кончил в два года. Сие сочинение содержит подробное изложение нравственного учения христианства и отличается чистотой духа христианского и глубоким опытным знанием Евангелия. Книга сия назначалась не для школы, а для каждого христианина и даже для простых людей; посему все в ней изложено с особенной ясностью и увлекательной простотой.

В то же время свт. Тихон занимался перепиской со своими друзьями и знакомыми. Письма его иногда были продолжением устной беседы, начатой при личном свидании и содержали изложение тех мыслей, которые хотел Тихон высказать, но почему-либо не мог лично или не успел по краткости времени. В них он иногда довольно обширно раскрывал истины веры и нравственности христианской, отвечал на вопросы и разрешал недоумения в частных случаях, давал наставления обуреваемым помыслами и боявшимся даже мысли о смерти и страшном суде Христовом. Тихон указывал на источник устрашающих помыслов: «Се суть плоды грехов! Сладко человеку грешить, но горько плоды грехов вкушать». Предостерегая от отчаяния, указывал на свой пример: «Я и сам то же чувствую, — писал он,  — от чего бывает страх и ужас и тоска: но спасения о Христе не отчаиваюсь и чаю воскресения мертвых и жизни будущего века». Вообще главный предмет его писем — это спасение, укрепление друзей в благочестивых чувствованиях, иногда строгое обличение их недостатков.

Так, около 1771 г., во время войны с турками и моровой язвы, услышав, что один из его знакомых, несмотря на бедствия отечества, живет слишком весело, писал ему: «Тое ли ныне время, чтобы веселиться нам? То война, то пожары, то язва, то прочие находят напасти на нас и смиряют нас. Но люди того не чувствуют! Братия наша от пуль, ядер и меча на войне падают, иные во всегдашнем страхе и печали находятся, а мы зле безумно веселимся! Отечество стонет от бед и напастей, юноши оскудевают, казна истощается от войны, старцы только и отроки остаются, и младенцы, и до нас дело доходит; везде матери, отцы, жены, братья и други сетуют и плачут по своих падших на брани и в опасности смерти находящихся: но сии едини гуляки веселятся, аки не сыны отечества, и со врагами нашими радуются о бедах наших, окружающих нас. Пора очувствоваться!».

Он написал тогда и для всех православных слово о покаянии, в котором, обличая грехи, возбудившие гнев Божий, убеждает покаянием умилостивить Господа. Предлагаем это поучение в целом его виде, как пример простых, понятных для народа бесед святителя Тихона.

«Видим ныне, христиане, наказующую нас руку Божию, видим, сколько отечество наше воздыхает и стонет от кровавой с басурманом войны; многие падают и уязвляются от иноплеменнического оружия. Матери и отцы по сынах, женах по мужах, братия по братии падших или уязвленных плачут; казна истощается и оскудевает; люди умаляются: словом, все отечество невзгоду терпит и смущается. Но к бедствию сему другое не меньшее бедствие приложилось: язва моровая усилилась, то тамо, то инде слышится неблагополучие. Видим вся сия и воздыхаем и плачем, терпим наказание. Но надобно от сердца признать, что наша вина есть и неправда. Надобно преклонивши головы признать и исповедаться пред Богом: "Тебе, Господи, правда, нам же стыдение лица. Праведен еси, Господи, правы суды Твои; праведен еси, Господи, и несть неправды в Тебе". Как посмотрим на дела наша, то увидим великий стыд наш и великую пред Богом неправду. Клятву, учиненную пред Богом Святым Его Евангелием, нарушить за шутку ставится у нас; судебные места, где суд Божий отправляется, торжищем и куплей сделались; правда и правосудие с престола своего низринуты, и вместо того мамона сидит и голос свой издает. К суду без денег не ходи, ничего не сыщешь. Помещику с единого крестьянина взять пять или шесть рублей в год в Украине, где хлеб дешев, а деньги дороги, за ничто почитается; за малое почитается три дни в седмицу на помещика выработать, кроме других работ; с них же подушное берется. Великая неправда и самолюбие! Такими оброками работами обременным откуда себе сыскать потребное? Откуда жене, детям и прочим домашним? Откуда хлеб, пищу, одежду, обувь и дом? Когда еще упокоятся, яко плоть немощная. Как сии от помещиков, другие от судей неправедных и мздой развращенных стонут, и стенания их во уши Божии входят. Подобная неправда в купечестве, в крестьянстве и всяком чину. За малое или за ничто поставляется обмануть, прельстить, чужое добро похитить, ложе ближнего осквернить. Злобу совершать и отмщевать, словом уязвить и клеветой, ближнего очернить или погубить — вот наши дела, вот наше христианство! Бог нас зовет на покаяние: но Его не слушаем. Бог послал к нам Сына Своего спасти нас: мы того не слушаем. Он за грехи наши пострадал: мы того не внимаем и повторяем грехи. Бог нам не велел обижать, не велел красть, лжесвидетельствовать, не велел чужого желать: мы Его не слушаем. Бог повелел друг друга любить, друг другу добро творить: мы Его не слушаем. Судиям повелел правду хранить: они Его не слушают. Всем заповедал удаляться от зла и творить благое: мы того не внимаем. Питает нас, одевает и прочими благами мира сего снабдевает нас: мы Его не слушаем и Благодетелю благодарения не воздаем. Бог на сие наше непослушание смотрит, смотрит и видит и записывает в книге своей. Что более остается, как правде Божией в свое дело вступиться? Не чувствуют люди милости Божией, когда их имует, принужден Бог правду свою явить. Не хотели мы милости Божией к нам познать, и тако благодарными ему быть, вот теперь познали правды Божией действие. А которые и сим наказанием не подвигаются, знак, что ожесточенные имеют сердца и познают на себе вечный правды Божией суд. — Сего ради обратимся всем сердцем. Придите и восплачем пред Господом, сотворшем нас; возвысим вси единодушно от сердца нашего глас: "Скоро да предварят нас щедроты Твоя, Господи" и пр. Тако молящеся и кающеся о грехах наших, престанем от грехов и возненавидим их, яко врагов наших, которые нас пред Богом, как лютые смердники, оклеветают и праведный Его гнев на нас воздвигают и различные казни наводят. Престанем Бога праведного раздражать, и благость оскорблять, да не и к нам приближится, которую видим на братии нашей. Ничим бо лучшии мы от них. Сотворим плоды достойные покаяния. Судии, храните правду, как зеницу ока. Священники, не забывайте звание свое, кто вы и на что избраны. Господа, пощадите бедных крестьян своих. Приказные, пишите и не разоряйте и довольствуйтесь оброками от монархини, вам определенными, и не простирайтесь к чужому добру. Купцы, делайте куплю без обид, без лжи, без неправды. Все прочие люди, не творите того ближним, чего не хотите себе. Лихоимцы, оставьте лихоимание. Блудники, оставьте блуд и возлюбите чистоту. Пьяницы, возлюбите трезвость. Татие и хищники, перестаньте ближних своих обижать. Клеветники и глумливые, исправьте язык ваш. Враждующие, примиритесь и возлюбите мир христианский! Тако видя Бог исправление наше, преклонится на милость к нам, и услышав стенание сердец наших, помилует нас, по велицей своей милости. Аще же не будет исправления, то надобно всякому ожидать не только временного, но и вечного наказания, чего не допусти Боже, по милости Твоей. Аминь».

По примеру приведенного поучения святитель нередко излагал на бумаге свои мысли о каких-либо предметах и отсылал к друзьям написанное, говоря: «Вот что мне воспел Давид святой, и своей сладчайшей музыкой дух мой возвеселил, то и тебе из пустыни посылаю. Прими любезно и укрепи сердце твое упованием на Бога». Тихон любил в виде письма излагать свои мысли, потому что в них свободнее мог изъяснять свои чувствования. Осталось после него 123 письма, названные им келейными. Он писал их, вероятно, для того, чтобы сохранить мысли и чувствования, когда они свободно рождались в нем. В сих письмах раскрываются частью нравственные истины, частью догматические, с применением к христианской деятельности. В некоторых из них видно единство предмета и последовательное его изложение. Значительная часть сих писем содержит размышления об истинном Богопознании и свойствах Божиих и изображение земной жизни Иисуса Христа. Учение о совершенствах Божиих изложено с той целью, чтобы христианин имел правильное понятие о Боге и исполнял Его святую волю. В исторических писаниях жизнь Иисуса Христа представляется правилом для жизни христианина, и каждое действие Спасителя — живым наставлением в различных случаях христианской жизни.

С 1777 г. по 1779 год, в течение трех лет, он составил сочинение: «Сокровище духовное, от мира собираемое», истинное сокровище христианских размышлений. В четырех частях его собрано 157 размышлений, рождавшихся в наблюдательном и постоянно богомысленном уме Тихона, при взгляде на предметы видимой природы или на обыкновенные случаи ежедневной жизни, обыкновенные слова, к чему мы присмотрелись и прислушались, и потому без внимания равнодушно опускаем их. Он учит в самых обыкновенных явлениях узнавать голос небесного Отца, чрез все и постоянно призывающего к Себе земных чад своих. Он желает, чтобы самое обыкновенное слово располагало душу к благочестивому размышлению и к воспоминанию о Спасителе и Его обетованиях. Например: «Завтра приду! — Так отвечает человек на приглашения. Так многие христиане, призываемые Иисусом Христом на покаяние, отлагают его, и если не устами, то сердцем говорят: завтра приду! Говорит блудник, прелюбодей и нечистоты любитель: завтра приду! Говорит пьяница и сластолюбец: завтра приду! Говорит в гордости, пышности и суете мира сего живущий: завтра приду! Говорит сребролюбец, вор и хищник: завтра приду! Говорит всяк грешник, который во грехах живет и не исправляется: завтра приду. О бедный грешник! Почто утрешний день обещаешь себе, который не в твоей, но в Божией власти есть? Что, когда завтрашнего дня не дождешься? Когда смерть без голоса возгласит тебе: иди, человече, Господь Вседержитель зовет тебя? Что, будешь ли говорить тогда: завтра приду? Нет! Хотя и не хочешь, но пойдешь.

Отец твой давно тебя ждет: не медли. Так иногда зовут к отцу запоздалого сына. Так пророки, апостолы, пастыри и учители церковные грешнику, удалившемуся от Отца своего небесного, говорят: Отец Небесный давно ожидает тебя; что ты, бедный грешник, медлишь в беззаконной стране сей и в пагубном удалении? Ждет благоутробный Отец и часто посматривает, когда заблудший сын Его к Нему прейдет; но у сына нет такой мысли и сердца, чтобы к Отцу возвратиться».

Во многих статьях «Сокровища, от мира собираемого» описаны свт. Тихоном случаи, с ним самим бывшие или на других виденные. Кроме книги «Об истинном христианстве», прочие сочинения писал он не своей рукой, а диктовал писцам и весьма скоро, так, что едва успевали писать. Иногда поток мыслей его останавливался; он отсылал писца, и сам, ставши на колени, молился Богу об озарении ума его Духом Святым. Тогда опять призывал писца и начинал ему диктовать. Сочинениями он занимался по большей части в утренние часы, перед поздней обедней, а редко вечерами, которые употреблял он больше на чтение Священного писания Нового Завета, жития святых и писаний некоторых святых Отцов. Обыкновенно он заставлял келейника читать Новый Завет. Иногда спрашивал его: понимает ли, что читает? И если келейник скажет, что не понимает, то святитель объяснит ему. Весь Новый Завет знал он наизусть, и ему хотелось для простого народа видеть его на простонародном языке, даже начинал переводить его, но остановился, опасаясь, чтобы не соблазнить слепо приверженных к славянскому языку.

Святитель Тихон в своем уединении, среди подвигов монашеской жизни, старался поддерживать и в других иноках дух истинного монашества. Он писал правила монашеского жития, общие наставления инокам, обратившимся от суетного мира и начавшим каяться. Напоминая им двукратные обеты их, данные Иисусу Христу при крещении и пострижении, и указывая на обеспеченность их внешнего состояния, он увещевал их неослабно стремиться единственно к тому сокровищу, которого они пришли искать в уединении. Он внушал им мыслить и говорить в уме своем так: «Прощай, слава, честь, богатство, благородие, утеха, роскошь и все сокровище мира сего! Оставайся любителям своим! Стремись, дух мой, к горнему Иерусалиму, к дому небесного Отца, где обители многи суть».

Он любил беседовать с иноками, опытными в духовной жизни, и мысленно переноситься в те места, где процветала иноческая уединенная строгая жизнь. Но удаляясь тех посетителей и из мирян, которые приходили к нему из одного любопытства, он тем с большей скорбью встречал этот суетный, от гордости происходящий, дух любопытства в иноках. Как пастырь, он давал им наставление иметь дух смиренный, отложа высокое о себе мнение, указывая на слова Апостола: аще кто мнит себе быти что либо, ничтоже сый, умом льстит себе.

Не терпел он нетрезвости в иноках и говаривал иногда, что если бы он управлял монастырем, то лучше бы присоветовал и благословил престарелым монахам для поднятия и несения трудов употреблять скоромную пищу, а хмельного питья очень мало или и вовсе не вкушать, дабы удобнее избегнуть вражеского наваждения и многоразличных искушений.

Не оставлял святитель Тихон и священников, обращавшихся к нему за наставлениями. Слово его, исполненное благодатной силы, обильно разливалось на все стороны. Поучения Задонского святителя доселе служат и будут всегда служить руководством в исполнении духовных обязанностей.

К Воронежскому священнику он писал:

«Два письма я от тебя получил, за оба благодарствую. Посылаю тебе, по твоему желанию, мой совет, читай его и рассуждай и поступай так; а более сам читай книги, и от них учись и себя пасти и люди тебе порученные от Бога, и молись Богу прилежно, чтобы сам Бог наставил тебя пасти стадо Христово; при том помни сие: ищи людей, а не людских, то есть, ищи спасения душ, а не денег и богатства, и почитания. Спасайся о Христе, и о мне грешном Богу молись.

Ваш бывший пастырь, недостойный епископ Тихон.

Октября 24-го 1766 года.

Задонск.

 

Совет мой:

1. Страх Божий всегда тщись иметь и молись Богу о том, чтобы Сам вселил в тебя свой страх. Рождается страх, с помощью Божией, от внимания: кто ты? И что поручено тебе хранить? Ты иерей и пастырь: храни ж овец Христовых, которых Он стяжал кровью Своей, и за них дашь Христу ответ, как ты их хранил; поминай смерть, суд Христов, небесное царствие и муку вечную поминай всегда.

2. Юн еси: храни частоту души и тела, на лица юные девические и женские не смотри прилежно, да не сатана сердце твое возмутит; слова праздного, шуток, смеха и всяких игр берегись; думай всегда, что пред лицем Божиим ходишь и Бог всегда на тебя смотрит; дело, слово и помышление твое все ясно видит. От обедов и собраний удаляйся, да убежишь греха; где смех, шутки и речи о людях бывают, от того места убегай; на помины и прочие обеды не ходи, а только, отправивши погребение в церкви, в дом беги: понеже в тех поминах обеденных много бывает соблазну; берегись крайне подать соблазн и словом и делом, «горе бо тому, имже соблазн приходит»,— глаголет Христос. Что священники, братья твои, делают и прочие лица, не смотри; но внимай, что Христос учит и повелевает; часто поминай Христовы страсти: что Он? И сколь страшное за нас подъял мучение? Нищих не забывай, но чем можешь — снабдевай; в служении, а паче литургии, весьма тщись со умилением и страхом стоять; помни, что пред Богом страшным стоишь и молишься о себе и о людях: также Тайны Святые совершай весьма благоговейно. Без дела никогда не бывай: часто Богу молись: читай часто первое Иоанна Богослова послание, там вся должность христианина изображена; такожде к Тимофею послания оба и к Титу послание, там служителей Христовых должность описана; читай и прочие книги, и что ни читаешь, достойно вписывай в тетради, дабы мог в случае людей наставлять.

3. С женой живи по-христиански, а не так, как скоты. Во время служения и пред служением от нее удаляйся, — знаешь, что здесь пишу. Увещевай и ее, чтобы чистоту любила. Читай 1-е Кор. послание, гл. 7, а паче ст. 29-й.

4. В исповеди весьма опасно поступай, чтобы грешника во отчаяние не привести, также берегись, чтобы и в обычай греховный не вошел грешник: в обычай грешник удобно приходит, когда грех без наказания бывает. — Обыкновенно священникам говорить: «Бог простит, Бог простит», но смотри: каково его покаяние, истинно ли кается, и впредь от греха обещается ли отстать. Такожде во отчаяние может прийти грешник, когда с ним жестоко поступает иерей, греха тяжесть показует, а о великом Божием милосердии не изъясняет, — надобно в сем случае иерею и праведный суд Божий грешникам представить некающимся, а истинно кающимся неисповедимое Божие милосердие. Молодых жен и девиц берегись исповедовать; молод ты сам, чтобы сатана плевела на сердце не посеял: пусть их другой священник исповедует.

5. По обедни всегда что-нибудь прочитай, хотя краткое, ради поучения людей, а праздника никакого не оставляй без поучения, и где бываешь в приходе, в чьем-либо доме, что-нибудь душеполезное сказывай, чтобы люди духовно созидались; ежели кого знаешь в чем греша, увещевай его и моли, чтобы перестал от греха и судом Божиим устрашай, и мукой вечной и неизвестной жития сего кончиною; горе христианам неисправным и попам, нетщащимся исправлять их! Лица сильного не стыдись и не бойся, но всех, кто грешит, обличай, сие бо есть звание священническое, и всем помощи у Бога проси, хотя и будут тебя за то ненавидеть злые и злословить, не бойся их: ты делай свое, Бог тебя защитит.

6. Обычаи злые, как-то божбу: «ей-Богу», «на то Бог свидетель» и прочее, призывание имени Божия в простых делах обличай и искореняй, понеже в сем люди тяжко грешат. Бог, Который повелевает: Да не будут тебе бози инии разве Мене, Той же повелевает:Не приемли имени Господа Бога всуе. Такожде, когда един с другим говорит: «Судит-де ему Бог»,— и прочее, все сие зло искореняй и обличай.

7. Напоминай всем, что суд Христов есть при дверях, уже настал день Христов, уготовил Господь на суд престол Свой. Оттуда страх родиться может.

8. Заповеди святые десять и сам часто прочитывай, с толкованием и людям своим прочитывай; изрядно протолкованы оные в книге Платона, учителя Великого Князя, думаю, что есть она у многих в Воронеже.

9. Богатым, друзьям, почтенным лицам не угождай — грех велик есть человеком угождать; но что видишь в них худо, обличай и страхом суда Божия грози неисправным.

10. Тако ежели по должности своей поступая презрен будешь и злословие, клевету и прочие гонения от беззаконных будешь терпеть, небреги о том, но паче радуйся по Христову словеси: радуйтесь и веселитесь, яко мзда ваша многа на небесех! Аминь.

Поминай и меня грешного.

Спиши зде увещание преподобного Моисея — оно написано в Прологе декабря 15-го дня — и прочитывай часто и внимай и тщись поступать так! Бог милостивый, видя твое усердие и тщание, просветит ум твой Своей благодатью и поможет тебе. Чего тебе усердно желаю».

Один священник задал святителю Тихону вопрос: «Почему архиереи и священники называются пастырями?» В ответ на это святитель Тихон пишет: «Спрашиваешь ты у меня, ради чего епископы и пресвитеры называются пастырями? Ответ. Почему пастухи скотские называются пастухами, потому и епископы и пресвитеры называются пастырями. Пастухи выбираются от всего села или деревни, чтобы пасли скот их: тако пастыри, епископы и пресвитеры избираются от Церкви, чтобы пасли души христианские. Пастухи пасут скот бессловесный: пастыри пасут овец Христовых словесных, то есть людей, кровью Христовой искупленных. Пастухи выгоняют скот на поле, на траву и на добрую пажить, и там питают его: пастыри питают овец Христовых словом Божиим и Тайнами Святыми. Пастухи стадо свое берегут и защищают от волков и прочих зверей: пастыри стадо овец Христовых берегут и защищают от диавола, демонов, еретиков, суеверов и прочих врагов — душевных зверей. Пастухи, ежели какая скотина от стада отлучится и заблудит, ищут ее и в стадо загоняют: пастыри, ежели какой христианин заблудит от пути истинного, тщатся его обратить словом Божиим и увещеванием и присоединить стаду Христову. Пастухи пасут стадо свое на поле и на степи: пастыри пасут стадо Христово в пустыне мира сего. Пастухи пригоняют стадо свое с поля в дома к хозяевам: пастыри стадо Христово от мира сего в небесную ограду к Христу Господу предпосылают. Пастухи за труды и пастьбу мзду получают от хозяев: пастыри от Христа Господа за труды и пастьбу стада Его примут мзду — неувядаемый славы венец (1 Петр. V, 4). От пастухов, ежели какой скотины не пригонят в дом, хозяева спрашивают: «Где моя та или другая скотина?»; от пастырей, ежели какой христианин погибнет и не явится в небесной ограде, спросит Христос Господь: «Где Моя та овца? Где овца, которую Я тебе поручил пасти, и ты принял в целости в Крещении? Где овца, которую Я не серебром и златом, но Своею кровию стяжал?» Пастух не может сказать хозяину «не знаю где», потому что взял хранить стадо; пастырь не может сказать Христу Господу «не знаю, где овца», потому что страж был стада Христова и взял хранить стадо. Пастух лишается от хозяина мзды за потерю скотины; пастырь лишается от Христа мзды за погубление словесной овцы и отдается в наказание. Пастух невиновен бывает, ежели не его нерадением, но каким-либо другим образом скотина погибнет: пастырь невиновен будет и от Христа Господа не истяжется, когда христианин не его нерадением и несмотрением погибнет, но своим небрежением и своевольством, то есть, когда пастырь учил, наставлял, увещевал и образ добрых дел ему показывая; но его, яко пастыря своего, не слушал. Вот тебе, ради чего епископы и иереи пастырями называются. Рассуждай убо сие и искушай себя, пасешь ли ты стадо Христово по-надлежащему? Отсюда последует:

1. Как разумны и учительны должны быть пастыри;

2. Какими добродетелями украшены, чтобы образом быть стаду;

3. Какое тщание и попечение иметь о стаде Христовом;

4. Как чтению Святого Писания прилежат, откуда наставление и учение почерпается!

5. Идти в пастыри должно им не так ради хлеба, как ради спасения душ христианских.

6. Когда учишь людей, то тщись, чтобы тебе не сказана была притча: врачу! Исцелися сам; и от Бога не услышал бы в совести твоеи и реченного грешнику: вскую ты поведаеши оправдания Моя, и восприемлеши завет Мой усты твоими? Ты же возненавидел еси наказание и отвергл еси словеса Моя вспять (Пс. 49:16, 17). Лучше единому Богу угождать, нежели всему миру, и единого Бога волю творить, нежели всех людей. Никто тебя пред Богом не заступит, когда Он тебя судить будет, скроются тогда князи и вельможи, и сильные, и цари: едина совесть твоя или оправдит, или осудит. Помни сие.

7. Хорошо и людям угождать, но во благое (Рим. 15:9). А в противном случае лучше всему миру в ненависть впасть, нежели Божией лишиться милости и праведному Его подпасть гневу. Я хочу и полагаю так. Пусть мене весь свет ненавидит, когда ему хочется: а только бы един Бог в милости Своей содержал. Кого Бог любит и в милости содержит, тому всего света и всех дьяволов гнев, ненависть ничего не повредит. Ибо Бог несравненно сильнейший и надежнейший, нежели весь свет. Его манию и воле все повинуется. Рассуждай сие, и углуби в сердце твоем.

Спасайся!»

В первые годы пребывания своего в Задонском монастыре святитель Тихон, выходя из церкви на двор, на крыльце келии останавливался, вступал в разговоры с монастырской братией и с простыми богомольцами, приходившими как из близ лежавшей слободы, так и из отдаленных мест; допускал их к благословению и убеждал чаще ходить в храм Божий. Особенно ласкал он и старался приучить ходить в церковь малых детей из слободы, и преимущественно сирот, раздавая им и в праздничные, и в простые дни по несколько копеек. Потому они почти ежедневно приходили в церковь и целыми десятками окружали его, число их доходило иногда до сотни, а после обедни входили они иногда в переднюю его келию. Положив по три поклона перед иконами, скажут вместе: «Слава Тебе, Боже, слава Тебе, Боже!» Святитель спросит: «Дети! Где Бог наш?» Они отвечают: «Бог наш на небеси и на земли». После сего он учил их молиться; возрастных заставлял твердить Иисусову молитву, а малолетних выговаривать: «Господи, помилуй, Господи, помози! Господи, услыши! Пресвятая Богородица, спаси нас; все святые, молите о нас!» и пр. Святитель похвалит их, погладит по голове, даст по копейке и по куску хлеба и отпустит. Иногда более смирным и послушным святитель давал лишнее против других. Это возбуждало зависть в прочих, даже и драку. Святитель наставлениями и увещаниями пристыжал их, заставлял виновных просить у товарищей прощения с поклонами и в знак примирения обниматься. В некоторых статьях своих сочинений он трогательно и разительно изобразил эти следы естественного повреждения. Когда святитель по нездоровью не бывал в церкви, дети войдут в храм и, увидев, что нет Владыки, уйдут вон. Тихон спрашивал келейника: «Были ли дети?» И когда узнает, что были, но ушли, заметит с улыбкой: «Они, бедные, ходят в церковь для хлеба и денег; что ты не привел их ко мне?»

Приезжих знакомых и почетных посетителей он принимал перед обедом и после вечерни и беседовал с ними довольно. Когда он был здоров, то разговор его был жив и быстр. Он приспособлял его к состоянию, званию и обстоятельствам посетителей. С молодыми говаривал об опасности страстей и светских развлечений, со старыми о совершенном отвержении от мира и упражнении в богомыслии, с отцами о воспитании детей в духе христианского благочестия, с детьми о почитании родителей. Каждому делал приличные поучения и всегда их подтверждал изречениями Священного Писания и примерами из Церковной истории и жития святых. Но свт. Тихон не любил допускать к себе посетителей до обедни. Если келейные, по просьбе кого-либо из знатных посетителей докладывали ему об них, он просил их отказывать им, кланялся им, умоляя их, чтобы они не допускали никого прерывать утреннее его богомыслие. Если же не мог отказать по усильным просьбам, то его свидание с такими посетителями было уныло и грустно. Однажды любимый святителем Тихоном помещик, несмотря на слова келейника, что Преосвященный не принимает, сам вошел в келию Тихона. Тихон не допустил его до благословения. Нередко отказывал он в приеме тем, которые приезжали только из любопытства. Не любил он, когда знакомые или незнакомые ему являлись с женами разряженными. Он прямо говаривал, что если щегольские и нескромные их наряды для супругов и домашних, то они совсем не нужны, ибо и без них они должны нравиться; а если для чужих, то обнаруживают только постыдные желания. Видя разряженных, разрумяненных и распудренных жен, Тихон со слезами говорил: «Бедные христиане, ослепленные, смертное тело свое убирают и украшают, а о доброте душ своих едва ли когда вспомнят, кои от грехов очернили, аки мурин, незнающий Бога и неверующий во Христа Сына Божия». В его сочинениях есть много сильных обличений щегольства в нарядах. «Одежда, — пишет он, — началась по преступлении заповеди Божией и от того начало свое восприяла. Видиши убо, что начало одежды есть грех. Как худо делают люди, которые ищут украшения в одеждах, то поставляют себе в честь и украшение, что показует бесчестие и безобразие; от того ищут похвалы, что обличает грех; тем гордятся, что должно их смирять... Кто печется о телесном украшении, тому недосуг пещися о душевном. Украшение щегольское показует сердце, желающее суетной чести. Украшение сие без обиды ближнего быть не может. До нищих ли тому, у кого суета сия в сердце место свое имеет! Большая еще суета и срам христианству есть, что жены белилами, красками и мастьми лица свои намазуют». Особенно святитель восстает против роскошных нарядов приходящих в храм Божий, где место покаяния и смирения.

Святитель Тихон преимущественно любил беседовать с простым народом, и еще с большим удовольствием, когда эти люди не узнавали его под простым одеянием. Часто в виде простого инока, встречая их на дворе или у крыльца, заводил он с ними простой разговор, сажал около себя, расспрашивал каждого сперва об их работах и делах; со старцами заводил речь о прежних временах и потом о выгодах и невыгодах, о пропитании и нуждах, об их общественных распоряжениях и повинностях. Так, неприметным образом, узнавая их положение, испытывая их мысли и сердечные расположения, унывающих утешал, ропщущих, особенно на начальство, пристыжал: злоречивых обличал, малодушных ободрял к терпеливости и всем давал приличные советы и наставления. Эти собеседники, почитая его простым монахом, при свободном с ним разговоре, часто ему открывали то, чего бы подробно не осмелились и сказать, если бы знали его сан.

Точное знание обстоятельств и нужд простых людей ему было полезно для оказания помощи непритворно бедным и беспомощным, что составляло любимейшее упражнение в его жизни. Всю почти свою ежегодную пенсию он употреблял на дела благотворения; а для себя оставлял самую малую часть, тем более, что нуждаться в средствах к пропитанию не допускали его знакомые помещики. Если случалось, что у него не доставало для себя сахару и чаю или для прислуги хлеба и другой пищи, он не позволял тратить денег на эти покупки, но иногда два или три дня терпел недостаток, пока кто-нибудь из знакомых его не привезет нужного. Ему жаль было и малой части денег, предназначенной для бедных, употребить для себя. Из присылаемых ему припасов лишнее он раздавал нищим, сиротам, вдовам и дряхлым старцам. Бедные, слыша о его милосердии, стекались к нему со всех сторон, объясняли свои нужды и просили помощи, которую и получали. Кто лишился дома от пожара, тому святитель давал деньги на устроение нового; доведенных до нищеты болезнью или другими несчастьями наделял средствами содержания, пока они не поправятся; крестьянам, разоренным от худого управления, покупал скот, земледельческие орудия и семена на посев; прохожих крестьян и мастеровых, заболевших на дороге и не имевших пристанища, принимал в свои келии, кормил часто за своим столом и лечил до выздоровления; иным посылал на квартиру и пищу и лекарства. При одре больных просиживал сам по часу и более, утешая их душеспасительными беседами. Если больные приближались к смерти, он заботился о том, чтобы они напутствованы были по долгу христианскому, сам присутствовал при их Причащении и Елеосвящении, и его келейные готовили могилу для умерших. Если же больные выздоравливали, то Тихон снабжал их необходимым для их путешествия. Всякий день при вратах монастыря и при его келии являлись бедные, которым он раздавал иногда деньги, а иногда хлеб, выпрошенный им у добрых помещиков, которых приучил к человеколюбию и подаянию милостыни. Он помогал и многим из благородных женского пола, сиротам, в особых их нуждах, и при вступлении в брак. Иногда, избегая молвы и взоров праздного любопытства, он принужден был благотворить не лично, а через своих келейных. Бедные, привыкшие видеть его самого и ему объяснять свои нужды, часто недовольны были заочной милостыней, а иные роптали за малую милостыню. Тогда он являлся сам и лично выслушивал жалобы, доходившие иногда до укоризны. Иногда бывало, что он и откажет таким просителям, но на другой день ему станет жалко их, и он велит келейнику отнести деньги, чтобы утешить бедного.

Не ограничиваясь благотворением приходившим к нему бедным, Тихон посылал иногда келейника своего в город Елец для тайных подаяний. Посланный его, сверх посещения богаделен, в торговые дни на городовой площади входил в разговоры с продающими хлеб на возах крестьянами об их нуждах и, узнав бедность и нищету, торговал у них хлеб и, дав половину денег в задаток или и всю цену, скрывался от них; не раз, именно в 1770, 1772 и 1774 г.г., посылал он деньги для раздачи милостыни на своей родине в Новгороде, Валдае и Короцке, со своим келейником.

«В деяниях Апостольских написано, — говорил он, — что в Антиохии первенствующие христиане собрали милостыню и отправили ее в Иерусалим к бедным христианам, и я хочу послать тебя пешком в село Короцк к брату моему Ефиму с деньгами, ибо там в нашей стороне очень бедные люди живут. Вместе с братом вы там раздадите, а тебе за послушание будет мзда от Господа». Братьям своим, несмотря на то, что они были бедные причетники, он приказал дать Ефиму пять рублей, а Петру в Новгороде десять рублей. «Пусть братья, говорил, сами трудятся, а на меня не надеются». Посланного напутствовал обыкновенно молитвой, благословением, поцелует в уста и даст заповедь во время дороги читать псалмы. В 1773 году он послал села Едрова священнику, в нескольких верстах от его родины, 150 рублей при следующем письме: «Человек, здесь живущий, дал на раздачу убогим денег полтораста рублей. Оные здесь раздать, ради некоторой причины, не так полезно, как в вашей стороне. Сего ради, я, ведая вашу душу и сердце доброе, посылаю их к вам и прошу тебя любовью Христовой, о сем деле потрудиться. А именно так делать в раздачи:

1. Как в вашем селе, так и в окольных деревнях, проведай самых бедных вдовиц и прочих, которые платят подушину или оброки или которых под караулом за подушину или оброки держат.

2. Проведавши всякого бедность и сколько их есть, смекни деньги посланные сполна, сколько почему достанется, на бумажке напиши у себя в доме.

3. Так, учинивши, раздавай всякому, смотря по нужде его.

4. Раздавая же, не говори, что от меня присланы, когда спрашивать будут, понеже деньги сии не мои; и сродники мои познавше будут на меня гневаться и бранить, что им не прислал, а только говори, что от человека присланы, убогих ради. О сем тебе именем Христовым прошу.

5. Людям, хотя и бедные будут, но запивают или ленятся работать, таким ни копейки не давай.

6. Нищим, которые ходят по улицам и под окна с шалгунами, отложи рублей десять и, собравши их, раздай, смотря по бедности.

7. Что кому отдашь, тое напиши на сей тетради, которую я тебе с письмом посылаю, и тое тетрадь с сим письмовручителем пришли ко мне, как он с С.-Петербурга будет ехать сюда.

8. Себе за труды три рубля, а ежели мало покажется, пять рублей возьми из сих денег, когда хочешь. Прошу покорно потрудиться Христа ради, Который тебе за труды воздаст Своею милостью... Брату на Короцк и прочим сродникам моим ничего. Понеже деньги сии не мои».

Это письмо показывает те мудрые правила, которыми святитель руководился в раздаянии милостыни. Очевидно, что годовой его пенсии недоставало на дела человеколюбия. Тогда он продавал вещи свои, казавшиеся ненужными, продавал свою одежду и все излишнее из приносимого ему благодетелями. Посылал нередко занимать у знакомых деньги, до получения пенсии, или выпрашивал у богатых. Тот день, когда не случалось ему подать кому-нибудь милостыни, он почитал у себя потерянным и бывал скучен. В один год, при случившемся около Задонска неурожае и от того дороговизне, он явился кормильцем всех бедных, при помощи добрых помещиков. Когда в Ельце сделался пожар, он сам ездил в Воронеж и Острогожск для сбора подаяний в пользу погоревших. Одно из дел милосердия Тихона Господь ознаменовал чудесным событием. Двое из граждан Елецких сговорились обманом выпросить у него пособие. Явившись к нему в Задонск, они с притворными слезами рассказывали, что лишились всего своего имения от пожара. Святитель, пристально посмотрев на них, дал им несколько денег. Довольные своим обманом, они возвратились в Елец, приблизились к домам своим и увидели их в пламени. После слез обмана они пришли к Тихону со слезами раскаяния. Святитель простил их и молился о грехе их.