Свято-Тихоновский Преображенский женский монастырь

г. Задонск. Официальный сайт

Свято-Тихоновский Преображенский женский монастырь, г. Задонск © 2015-2020

Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего Арсения,

митрополита Липецкого и Задонского

Материалы подготовлены с любовью к Богу и монастырю насельницами

при помощи мирян и духовенства

399200, Липецкая обл., г. Задонск, Свято-Тихоновский Преображенский женский монастырь

Тел. 8 (47471) 4-45-57. E-mail: skit-treby@yandex.ru

Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru
Официальный сайт Елецкой епархии / el-eparhy.ru
Официальный сайт Свято-Тихоновского женского монастыря / zadonsk-skit.ru
Православие.Ru
Яндекс.Метрика
Липецкая митрополия - баннер
Задонский Рождество-Богородицкий мужской монастырь / zadonsk-monastyr.ru
Задонский Богородице-Тихоновский женский монастырь / tunino.ru

Житие

свт. Тихона Задонского.

(Продолжение) 

Главная >> Наследие свт. Тихона Задонского >> Житие свт. Тихона Задонского. (Продолжение)

Страницы:    1   2   3   4   5

Главная >> Наследие свт. Тихона Задонского >> Житие свт. Тихона Задонского. (Продолжение)

В городе Ливны Орловской губернии святитель Тихон при церкви св. Георгия, что на Георгиевской площади, устроил богадельню, которая существует до сего времени и состоит в ближайшем ведении протоиерея Ливенского Троицкого собора. Богадельня вначале построена деревянная, ныне каменная.

Наблюдение за постройкой сего здания было возложено на священника Стефана. Помещаем донесение его о ходе дела сего, чтобы показать, до каких мельчайших подробностей входил Преосвященный к облегчению нуждающихся.

«О порученном от Вашего Преосвященства недостоинству моему деле следующее с глубочайшим почтением доношу; куплено две избы новые, мерою меж углов трех сажен сосновые, а внизу и вверху по три венца дубового лесу ценою за шестьдесят рублей и пятьдесят копеек. К тому в проездах истрачено денег четыре рубля пятьдесят копеек. За тем из принятых мною денег на лице пять рублей. На прошедших днях ездил я в Задонск, чтобы самолично Вашему Преосвященству донести о предписанном, но не имел счастья получить Вас там. Нижайше доношу, от Андрея Петровича Лукошкина денег двадцать рублей получил. Купленные струбы еще на месте затем, что в нынешнюю распутицу наемщиков не сыскал. Почему предвидится, что нынешним осенним временем исправиться будет не можно, так не благоволено будет отложить перевозку до пути. В рассуждении моху, кровли и за работу в деньгах будет недостаток; а старая богадельня на сени не способна, то еще на покупку пластья. Впрочем, со совершеннейшей преданностью всенижайше прошу Вашего архипастырского благословения и ожидая указа.

Вашего архипастырства всенижайший и недостойный раб города Ливен священник Стефан.

Сентября 26 числа 1771 года».

Ответ святителя:

«Любезный о Христе брат Стефан.

За старание тебе Бог воздаст. Я советую, не можно ли ныне построить, чтоб было бы где бедным покоиться на пристойном месте. А денег будет на построение. У Косьмы Игнатьева и Игнатия Локтева извольте спросить о деньгах. Постарайся, брате, ради Христа. Господь да поможет тебе. Я в лесу живу, чтоб меньше в ушах звенело и менее глаз видел. — Спасайся со всеми.

Твой слуга недостойный епископ Тихон

Толшев.

Сентября 30 дня 1771 года».

Отдавая все, что имел, святитель, в случаях, когда оказывался недостаток в чем-либо нужном для него самого, терпел это, несмотря на ропот келейных, дожидаясь помощи Божией. И точно, дня через два или три, кто-либо из его благодетелей доставлял ему нужное. Тогда он обличал маловерие и нетерпеливость окружающих.

Чем тяжелее были страдания и скорби ближних, тем сильнее возбуждалась к ним любовь святителя Тихона. Самое живое участие он принимал в заключенных по темницам за преступления и долги. Пока Задонск не был городом, свт. Тихон часто ездил в Елец под предлогом посещения друзей своих и под предлогом каких-либо неважных покупок, для того чтобы посещать тамошние богадельни и узников в темнице. Часто он бывал там так скрытно, что и друзья его не знали о его приезде. Подъехав к городу в сумерках, он оставлял свою повозку за рекой Сосной и пешком проходил в темницы. При входе он приветствовал их, как своих детей, садился с ними, каждого расспрашивал о причине его заключения. Испытывая их совесть, сперва утешал, потом увещевал к признанию, к раскаянию, к великодушному терпению своих уз. Уходя, оделял их милостыней, а содержащимся за долги давал выкупные деньги. Посетив богадельни для подаяния, уходил из города. Разносилась весть о его прибытии, знакомые искали видеть его, но он уже был далеко и на дороге останавливался только для перемены лошадей. С 1779 г., когда Задонск сделан был уездным городом, святителю Тихону открылась возможность удовлетворять своему благочестивому участию к несчастным гораздо ближе: ибо тюрьма была сначала помещена в монастыре. Неправедно обвиняемым и притесняемым он давал просительные письма к начальствующим и судиям и ходатайствовал за них. В 1770 г. двое причетников Задонской приход¬ской церкви, родные братья, по наветам и клеветам отданы были вместе в военную службу. После них осталась престарелая мать, жены и девять малолетних детей в их бедных домах, бывших в смежности с монастырским садом. Однажды святитель Тихон, прохаживаясь в небольшой роще, на горе, за монастырем, нашел мать и детей плачущих. Узнав причину их слез, он стал посылать им деньги и хлеб на содержание. Но эта помощь не могла уничтожить скорби о потере для матери сыновей, для жен мужей, для детей отцов. Часто и после сего Тихон слышал вопль сирот и сам терзался сердцем и горько плакал. Наконец, разведав обстоятельно об обвинении и находя его несправедливым, он решился ходатайствовать, хотя и казалось, что было поздно, ибо причетники разосланы уже были в отдаленные полки. Он написал от лица их просьбу в Святейший Синод и послал ее при просительном письме к архиепископу Гавриилу. Вследствие ходатайства святителя Тихона дело было вновь пересмотрено, прежнее решение найдено неправильным, и оба причетника были возвращены к своим местам. И так святитель Тихон имел утешение отереть слезы сирот и избавить от незаслуженного наказания невинных, что составляло для него высочайшее утешение. Он был отцом, защитником, помощником всем бедным и нуждающимся окрест Задонска.

Любвеобильное сердце святителя Тихона, желавшего облегчить скорби всех несчастных, не могло оставаться равнодушным к судьбе тех несчастнейших братий, которые по ослеплению или невежеству оставаясь в расколе, подвергают себя опасности вечной погибели. Раскрытие всей опасности и гибельности их пути и указание им истинного пути к Царствию Небесному — пути послушания и преданности святой Церкви — были преимущественной заботой святителя Тихона. Строгая и добросовестная жизнь свт.Тихона, духовная его мудрость и сладость его поучений привлекала к нему многих и из раскольников. Они открывали перед ним свои сомнения о вере и Церкви, и были им вразумляемы. Около 1779 г. священник донской Оксайской станицы Василий, ревностный по истинному благочестию, для увещания привез к нему одного упорнейшего расколоначальника с несколькими единомышленниками. Он убедил их в истинности Православной церкви и в пагубности их заблуждения. Для большего же уверения в истине его доказательств уговорил их отправиться к Новгородскому архиепископу Гавриилу в С.-Петербург, где они совершенно присоединились к Православной Церкви. По возвращении на Дон, вместе со священником Василием, заехали бывшие раскольники поблагодарить святителя Тихона. С величайшей радостью принял их святитель, и взяв в свои святительские объятия бывшего расколоучителя, восклицал: «Наш ты теперь, да возрадуется душа наша о Господе, яко обретохом овцу погибшую, и яко мертв был и ожил, изгибл было и обретеся. Слава Богу о всем! Слава Богу за Его благость к нам и человеколюбие!» Преподав наставление, Тихон одарил их тетрадями своих сочинений. Раскольники отправляли было из Москвы одного саратовского купца с предложением Тихону быть их архиереем, но святитель резко обличил их, назвал пустыми и заблуждения их, и начинания. Одному монаху, которого раскольники старались совратить к своему заблуждению, свт. Тихон писал: «Раскольников, как огня, берегись, и с ними никакого не имей сообщения. Хотя бы они по неделе постились, и всегда молились и прочие дела показывали, бегай от них». Особенно святитель Тихон старался предохранить от увлечения расколом простых благочестивых богомольцев, которые ходят по разным святым местам и на пути своем встречаются с учителями раскола. Он советовал при встрече с сими отторженными от святой Церкви, блудящими по пути гибельному, подобно овцам, не имеющим пастыря, отражать их внушения словами: «Я верую так, как содержит и сказует святая матерь наша — Церковь. А если спросят они: "А Церковь ваша как содержит и приказует?" Так отвечай: "Как мы веруем и содержим". Этим ответом всякий раскольник, как пес палкой, будет отражен от вас». Очевидно, святитель Тихон хотел предохранить простых людей от состязаний с хитрыми расколоучителями, которые, пользуясь простотой слушателя, удобно могут заронить семя лжеучения в неопытную душу. Более всего он внушал соблюдать приверженность, полную преданность и повиновение святой Церкви, как матери, пекущейся о спасении душ наших и благосостоянии жизни. Он говорил: «Кто повинуется святой Церкви и воздает подобающую честь и уважение ее пастырям, установленным от Самого великого архиерея Иисуса Христа, тот будет отметаться от раскольничьих сект и всякого душевредного суеверия, как противоборного святой Церкви, и он повинуется Богу. Повинитеся убо Богу, противиться же диаволу и бежит вас. Ибо враг оный нашего спасения в таковые раскольнические секты, аки рыболов рыбу уловляет, запутывая их в гибельные сети». Цель и основная мысль всех обличений, направленных против раскольников, была та, чтобы привести их к вечному спасению. Обнимая всех любовью, святитель Тихон говорил: «Желал бы я, чтобы не только раскольники, но и турки, и все противящиеся Богу получили вечное спасение и блаженство».

Для многих из окрестных помещиков Тихон был учителем и руководителем духовной жизни и утешителем в скорбях. В первые годы своего пребывания в Задонском монастыре он нередко уезжал в окрестные селения. Два раза был и в Воронеже у Преосвященного Тихона III, весьма любившего и почитавшего его и взаимно неоднократно посещавшего его. К друзьям помещикам он часто приезжал незваный и обыкновенно в такие дни, когда его присутствие было для них по обстоятельствам очень нужно. Его встречали, как посланника небес, лобызали, как друга и благодетеля, и внимали ему, как отцу и наставнику. Ему на суд отдавали домашние распри и несогласия, и кого он признавал виновным, тот беспрекословно подчинялся его приговору. Он не выезжал из такого дому, пока не примирит всех между собой и не водворит согласие. Тогда его радость была совершена, и оставляя дом, он призывал на всех благословение Божие. Миротворение почитал он блаженнее самой милостыни. «Милостивые только, — говорил он,— сами помилованы будут, а миротворцы сынами Божиими нарекутся». Посему-то каждая весть о примирении врагов и без его содействия случившемся, всегда радовала его. Около Задонска жил помещик, имевший долгое время вражду с своим братом. Когда святителю Тихону удалось примирить их, он три дня, запершись в келии, молился Богу, со слезами благодаря Его, что даровал ему благодать примирить враждующих. Любя простой народ и получая иногда жалобы от крестьян о худом с ними обращении, он являлся ходатаем за угнетенных. Своим красноречием, своей кротостью и смирением он успевал склонить к кроткому обращению и прощению виновных самых суровых людей. Но бывали такие выезды к знакомым, которыми он оставался недоволен. Это было, когда его вовлекали в неприятные разговоры и суждения, оскорбляли нескромными беседами, пересудами ближних и превратными понятиями о вещах. Опровергая и обличая их, нередко растрогивал он самолюбивых.

Рассказывают, что в одном доме святитель Тихон вступил в разговор с известным богатым дворянином, человеком вспыльчивым и в мнениях, и в жизни следовавшим правилам философии XVIII века. Дворянин горячился и выходил из себя. Святитель, видя его горячность, стал отвечать ему все тише и тише, но все сильнее опровергая его суждения. Тот, еще более выведенный из себя этим тихим тоном святителя, в исступлении ударил его по щеке. Тихон пал ему в ноги, говоря: «Простите меня, Бога ради, что я ввел вас в искушение». Запальчивый пришел в такое раскаяние, что сам, упав к ногам святителя, зарыдал, умоляя его простить, и с того времени сделался добрым христианином. Это не был исключительный пример кротости святителя Тихона, но выражение свойств его души. Когда, по природной живости характера и ревности к исправлению всякого порока, ему случалось нечаянно оскорбить кого-либо из своих келейников, он сам просил прощения и старался загладить чем-нибудь свою вину. Сознавая пылкость своего характера, он молил Господа, чтобы Он посетил его хотя какой-либо болезнью, дабы легче утвердиться в смиренномудрии и обучиться кротости. С радостью и благодарностью к Богу принимал он те вразумления, какие посылаемы были ему Промыслом для научения его смирению. Однажды, на крыльце своей келии святитель Тихон боролся с помыслами высокоумия, которые упорно нападали на его душу. Вдруг подбежал к нему юродивый Каменев, часто проживавший в Задонском монастыре, окруженный детьми, и ударил Тихона по щеке, сказав ему на ухо: «Не высокоумь!» В ту же минуту, как говорил сам святитель, бес высокоумия отстал от него, — и юродивый в воздаяние за врачевство до самой кончины смиренного святителя получал от него пенсию — по три копейки в день.

Тем, которые оскорбляли его самого, Тихон прощал прежде, нежели просили у него прощения и говорил обидевшему его: «Я тебе все оставляю, что ты мне ни сделал, и всего тебе желаю, чего и себе. Буди убо мене ради покоен и смирен, только и сам себе не оставь». На поношение он всегда отвечал кротостью и терпением, утешая себя тем, что удостаивается идти по стопам Господа Иисуса Христа, Иже укоряем противу не укоряше (1 Петр. 2:23). И сам Господь иногда особенными путями вразумлял оскорблявших его и изводил на свет правду его, яко полудень.

Один из Смоленских шляхтичей, Стефан Гаврилов, странствовавший по святым местам, в 1774 г. пришел в Задонск, и в беседе с святителем Тихоном стал укорять его за пострижение усов, которые сам носил отпущенные. Тихон отвечал: «Блюди, брате, како опасно ходишь, не высокомудрствуй, но бойся, и мняйся стояти, блюдися, да не падеши». Недовольный обличением Стефан пошел далее странствовать, но предался страсти к вину и, потеряв аттестат, был из Москвы по пересылке прислан в 1780 г. в Задонск, имея один ус и половину бороды обстриженными. В таком виде он представлен был Тихону, который приказал своему келейнику взять его на поруки. Тогда вразумился Гаврилов, что он был наказан за осуждение святителя, который, простив его, с миром отпустил.

Но не всегда христианская кротость святителя могла смирять строптивых, самолюбивые оставались иногда неисправленными. Если это случалось во время выезда святителя в дома окрестных помещиков, то, возвратясь, он бывал дня два скучен, обдумывал все слышанное и им самим сказанное и раскаивался в своем выезде, признаваясь и келейным, что не тот возвратился, каков был в уединении. После того он долго никуда не выезжал, и когда друзья присылали за ним лошадей с усильными просьбами о посещении, то нередко, целые сутки обдумывая, отказывался и отсылал лошадей. При всем своем пламенном желании служить благу ближних, для собственного мира души своей, он предпочитал уединение иноческой жизни. «Пустыня и уединение, — говорил он, — собирают добро, а отлучка от оного и соблазны мира расточают». В его сочинениях часто встречаются прекрасные размышления о пользе уединения и удаления от мира. Но тогда как миряне, связанные супружескими узами, просили у него благословения на вступление в иноческую жизнь, он не только не склонял к сему, но даже удерживал, давая наставление им проводить в мире и супружестве благочестивую жизнь. Один дворянин, человек молодой, имевший жену и детей, который жил прежде рассеянно и любил проводить время на охоте, в картежной игре, в веселом обществе, после неоднократных посещений святителя Тихона, увлеченный его наставлениями о христианском благочестии, так возгорелся духом ревности о благочестии, что хотел, бросив жену и детей, идти в какую-нибудь отдаленную пустыню. Когда святитель узнал о сем, поспешил написать к нему увещательное письмо, чтобы он не бросал своих священных семейных обязанностей. Получив письмо Тихона, помещик приехал к нему, и руководствуемый наставлением святителя, остался в мире, проводя среди семейства благочестивую жизнь. Мудрый святитель, не одобряя стремления к иноческой жизни в людях, которые готовы были разорвать священный союз супружеский и отказаться от высокой обязанности воспитания детей, с участием сердца содействовал искреннему стремлению к иноческой жизни тех, которые свободны были от уз семейных. Если он видел, что они встречают препятствия для осуществления своего желания, он готов был, так сказать, силой вырвать их из мира, чтобы водворить в тихой обители. Так он поступил с сыном знакомого помещика Бехтеева — Никандром Алексеевичем. Когда Преосвященный Тихон правил еще епархией и в первый раз посетил дом помещика Бехтеева в селе Ксизове, он обратил внимание на юного сына его Никандра. Братья его, приняв благословение у святителя, ушли играть; но Никандр во все время пребывания Тихона не отходил от него, слушая со вниманием его поучения. Оставляя дом Бехтеевых, святитель подозвал к себе Никандра и, дунув ему в лицо, сказал: «Да будет благословение Божие на сем юноше». Никандр ощутил какую-то неизъяснимую радость и старался чаще видеть святителя в Воронеже или Задонске. Тихон, видя добрые расположения Никандра, тем охотнее поучал его словом Божиим. Никандр отправился на службу в Петербург, напутствованный благословением и наставлениями Тихона. Святительское благословение ограждало его и на службе. Через три года он вышел в отставку и заехал к Преосвященному Тихону в Задонск принять его благословение. Святитель заметил, что молодому человеку надобно еще послужить. Никандр сказал, что желает теперь служить Царю Небесному. Тихон хотя одобрил его намерение, но советовал ему прежде испытать себя и приготовиться к духовной жизни. Так как деревня его родителей была недалеко от Задонска, то Тихон предложил ему чаще навещать монастырь и открывать свои мысли. При прощании, Тихон дунул в уста Никандра, сказав: «Воля Божия да будет с тобою», благословил и отпустил его со слезами. Родители думали найти в сыне после военной службы и столичной жизни веселого молодого человека, но Никандр постоянно искал уединения, занимался чтением Священного Писания, постился и молился. Родители, видя в нем такую перемену, запретили ему свидание с Преосвященным Тихоном и схимонахом Митрофаном и держали его постоянно под надзором, чтобы он тайно не ушел в монастырь. Два года был Никандр под надзором, но мог вести переписку со святителем. Когда это было открыто, к комнате его приставлен был уже караул. Никандр, воспользовавшись отсутствием родителей, в одну темную ночь спустился из окна своей комнаты и, пробравшись садом к реке Дону, сел в лодку и поплыл. Ночь была темная, река была широка в этом месте. Долго Никандр плыл, не видя берега, наконец увидал его и на берегу встретил Преосвященного Тихона и отца Митрофана против самого монастыря, отстоящего от Ксизова в 12 верстах, вверх по реке Дону. Святитель Тихон сказал: «Я чувствовал, что вы ныне оставите дом родителей и вышел встретить вас; дерзайте и не бойтесь. Хотя со стороны родителей ваших и будут поиски, но вы останетесь в ограде Христовой». Никандра отвели в келию о. Митрофана и скрыли там в пещере, выкопанной руками Митрофана, о которой никто не знал, кроме Тихона. На другой день приезжает отец Никандра в сильном гневе; с позволения игумена осмотрел все келии, кроме Преосвященного Тихона и, не найдя сына, отправился с жалобой к губернатору и архиерею епархиальному. Но Преосвященный Тихон III, управляющий Воронежской епархией, представил ему, как грешно оскорблять праведных мужей, и при том сказал, что у него осталось два сына, пусть же третий служит Царю Небесному, и этим успокоил отца. Никандр отдан был в духовные дети о. Митрофану, проходя все послушания, на него возлагаемые. По смерти отца он хотел было достающихся на его часть крестьян отпустить на свободу, но братья не согласились и дали ему денежное вознаграждение. Полученные деньги Никандр частью раздал бедным, частью употребил на украшение сельских церквей и на монастырь Задонский, выстроил себе келию и питался трудами рук своих.

Случилось Преосвященному пригласить к себе обедать некоторых из посетителей обители; к столу был приглашен и Бехтеев.Во время трапезы Никандру вошла мысль:как Господь возлюбил святителя, обогатил его умом, верой, благочестием, да и наружно украсил его благообразным лицом, окладистой и красивой бородою; меня же Господь лишил красоты и волос на бороде. (У него были только два клочка волос в бороде). «Раб Божий, — заметил Тихон,— что так мыслишь? Хочешь, я назову тебе угодников Божиих безбородых?» Он поражен был прозорливостью и, встав из-за стола, пал к ногам святителя и умолял простить скорбный помысел. Получивши прощение, Никандр обратился к святителю: «Как это вы, Владыко Святый, провидели мои мысли?» — «Нужно, — отвечал Преосвященный Тихон, — внутренние очи совершенствовать, тогда и внешние откроются. Например: брось горсть пшеницы в стакан воды, смотри — зерна видны. Так и наши помыслы видимы провидящему».

Сорок лет Бехтеев провел в обители и скончался в 1816 году.

Святитель Тихон особенно любил город Елец, в 38 верстах находящийся от Задонского монастыря, как издревле славящийся благочестием и постоянным усердием тамошних жителей к храмам Божиим, верностью Православной Церкви, — так что там нет ни одного раскольника, — кротостью граждан и взаимным согласием. Святитель Тихон был утешителем и наставником для Елецких жителей, как для духовных, так и для мирян. Еще будучи на епархии, пастырскими наставлениями своими он много способствовал к уничтожению в Ельце кулачных боев, бесчинных празднеств во время масленицы и качелей в летнее время. Граждане города весьма любили Тихона, и когда он выезжал из Ельца, толпа народу провожала его за реку Сосну, и он благословлял народ. Отъехав версты три от города, он останавливался, чтобы поклониться церквам и спрашивал иногда: «Когда построен этот город? Это Сион». Он любил так называть Елец. И в то время, как святитель думал оставить Задонск и переселиться в Новгородскую губернию, его удерживала любовь к Ельцу. «Мне жаль, — говорил он, — расстаться с этим городом, точно я в нем родился».

Из числа граждан Елецких он особенно любил Косму Игнатьевича Студеникина, с юных лет посвятившего себя на служение Церкви. Он был церковным старостою, проводил жизнь девственную, обучал детей чтению и письму и особенно благонравию и благочестию; сам подвизался в посте и молитвах, упражнялся в чтении Священного Писания и любил беседовать с людьми духовными, посвятившими себя Богу. И духовенство и граждане Елецкие весьма уважали его и вверяли ему своих детей для научения. Все получаемое в награду за труды, он раздавал нищим. Этого благочестивого мужа святитель Тихон избрал себе в собеседника и друга. Иногда целые ночи проводил он в его бедной келии, бывшей подле церкви, и беседовал с ним у себя в Задонске. Однажды, на шестой неделе поста, Косма получает письмо, в котором святитель просит его, несмотря на разлив рек, непременно приехать в Задонск. Косма тотчас же отправился в путь; по льдинам перешел реку, в санях доехал до Задонска, среди льдин на лодке переехал Дон и явился к святителю Тихону. Он вздрогнул, увидев его. Святитель был тогда в ужасном унынии; восемь дней не выходил из келии, ничего не ел и не пил, не принимал к себе никого, даже утеху свою — Феофана. По приезде Космы он велел подать чаю и потом раскрыл пред ним свое душевное состояние, доводившее его до отчаяния. Косма сказал все, что мог сказать в утешение Тихона. Беседа Космы и самый приезд его так утешили Тихона, что он сделался весел и, просидев с ним за полночь, пригласил его на другой день вместе с схимником Митрофаном, у которого обыкновенно останавливался Косма, к себе обедать. Когда они шли обедать, знакомый рыбак принес Митрофану живого вырезуба для Вербного воскресения. Митрофан отослал его к келейнику, но дорогой, остановив Косму, сказал: «Знаешь ли ты, какая пришла мне мысль? Вербное воскресение будет, а Космы у меня не будет; станешь ли ты есть вырезуба?» Косма отвечал: «С охотою». Митрофан, воротясь домой, велел келейнику приготовить уху и холодное из принесенной рыбы. Обед у святителя был простой, без масла, так как была пятница. Гости, утешенные тем, что святитель ласково принял их и сам был весел, простившись с Тихоном, пришли домой и сели за уху и холодное, послав келейника за водой для чаю. В это время отворяется дверь и входит святитель Тихон. Смущенный Митрофан упал на колени пред святителем, говоря, что он соблазнил Косму. Но святитель, зная строгую жизнь обоих, сказал им: «Садитесь, я вас знаю; любовь выше поста;» велел себе положить ухи, съел ложки две и потчевал Косму. Эта кротость и доброта святителя еще более поразила Косму, который знал, что Тихон во весь Великий пост в понедельник, среду и пяток не употреблял и масла. Он припоминал древнее откровение, бывшее в Задон¬¬¬ском монастыре, что это место будет прославлено одним угодником, и в святителе Тихоне мысленно признав сего предсказанного угодника, он повторял, обливаясь слезами: «Так, Ваше Преосвященство!» Когда святитель стал просить объяснения сих слов, Косма перед образом Спасителя, бывшем в келии Митрофана, прославленном чудотворениями и теперь находящемся в иконостасе в большой церкви, рассказал, как бывший в Задонске архимандрит Варсонофий обмирал и слышал голос, повторенный ему: «Здешнее место будет прославлено одним Моим угодником». Услышав это, святитель, получив, может быть, некоторое тайное благодатное о сем уверение, заплакал и удалился в свой келию. и потом, призвав к себе Косму, просил его вновь рассказать видение. Выслушав вновь сей рассказ, святитель сказал: «Хотя я и не принимаю на свой счет, но прошу не рассказывать, пока я жив».

Святитель Тихон любил также из числа граждан Елецких Григория Федоровича Ростовцева, мужа воздержного и набожного. «Нам, монахам, — говаривал нередко святитель Тихон, — надобно учиться добродетельной жизни в его доме». Два сына Григория — Димитрий и Михаил — проводили безбрачную жизнь. Димитрий обыкновенно продавал дареные святителю вещи для раздачи нищим и покупал нужное для келии, а если приносили рыбу или иное съестное, то отсылал в острог.

Однажды святитель, будучи у Ростовцева и увидев бегающего по комнате мальчика, спросил: «Чей это мальчик и как его зовут?» «Это мой внук Александр», — сказал Ростовцев. Свт. Тихон погладил по головке мальчика, благословил и, посмотрев на него с участием, сказал: «Собирайся, Саша, в горний Иерусалим, собирайся, голубчик, в небесное отечество». Чрез три дня доселе здоровый мальчик скончался. В другой раз, во время приезда к Григорию Федоровичу святителя, пришла к нему Елецкая мещанка, вдова, Вера Петрова, с четырьмя мальчиками и одной девочкой — малолетними. Она жила в крайней бедности и не имела родных и знакомых, которые бы могли помочь осиротевшему семейству; сама же Вера, хотя и занималась малым торгом, но добросовестная выручка едва ее питала. «Откуда ты, раба Божия?» — спросил у нее свт. Тихон. «Здешняя, ваше Преосвященство. Пришла просить Вашей архипастырской милости. Я несчастная вдова, а эти (указывая на пятерых детей) — мои несчастные дети. У меня нет ни куска хлеба, ни одежды, ни копейки денег. Утратила с ними свою силу». Свт. Тихон прослезился и принял в ее семействе живое участие. Двух старших мальчиков взял с собой в Задонск для воспитания, а вдове с остальными детьми дал денег. Нет слов выразить радостного их чувства... Вера плакала, кланялась, благодарила. Малютки, вместе с матерью, плакали, припадали к ногам Преосвященного, целовали его руки.

Через несколько времени свт. Тихон снова приехал в Елец. На обратном пути вздумал он заехать к Вере Петровой, жившей за рекой Сосной, в Ямской слободе. Веры не было дома. Владыко вошел в комнату и, не найдя хозяйки, оставил на столе несколько денег. Возвратившись, Вера Петрова, увидев на столе серебряные деньги, недоумевала: кто бы мог оставить ей такой драгоценный подарок. Соседи, видевшие приезд и отъезд свт. Тихона, пришли поздравить ее. «Где ты была? — спрашивали у нее.— К тебе сам архиерей заезжал!» Набожная вдова, услышав от соседей такие подробности, стала благодарить Господа, питающего сирых и несчастных; потом вышла за ворота дома, кланялась вслед свт. Тихону: «Благодарю тебя, архипастырь, кланяюсь тебе, Преосвященнейший Владыко, почитаю тебя, святитель Тихон!»

Когда в 1770 году в последний раз был святитель в Ельце, он останавливался у Ростовцева.

Благословению святителя Тихона Елецкий Знаменский женский монастырь обязан своим восстановлением. В большой пожар 12 апреля1769 г. сгорел Елецкий женский монастырь и сестры переведены были в Воронежский. Вскоре после сего пожара Елецкая девица, Матрона Солнцева, поступила в Воронежский монастырь. Пожив там несколько времени, она пошла в Елец повидаться с отцом и на пути зашла к святителю Тихону в Задонск принять его благословение. Святитель благословил ей остаться в Ельце на месте сгоревшего монастыря, предрекая, что, по молитве почивших там стариц, после разных скорбей, устроится монастырь. Матрона на месте сгоревшего женского монастыря нашла одну только убогую келию, где жила старица Ксения. Эта келия сделана была из каменного погреба, покрытого дубовыми ветвями, смазанными глиною; Ксения сама сложила печку, сделала дверь также из дубков. Увидав скорбную жизнь Ксении и услышав, кроме того, о притеснениях со стороны крестьян, Матрона не решилась остаться тут, а пошла опять в Воронеж. Будучи в Задонске, она объяснила святителю Тихону причину, почему она не осталась в Ельце. «Ну, Матрона, — сказал святитель, — не послушалась меня остаться в Ельце, потужишь, да поздно будет; это тебе так не пройдет». По возвращении в Воронеж Матрона сделалась больна и полтора года пролежала в постели. Признавая в своей болезни наказание Божие за ослушание святителю Тихону, она дала обещание, если выздоровеет, исполнить волю святителя. Вскоре после сего болезнь прошла, и Матрона с другой послушницей, Екатериной, родом из Липецка, отправилась в Задонск и, испросив благословение у Тихона, поселилась в Ельце на месте сгоревшего монастыря, вместе с Ксенией, которая имела уже деревянную келью. По просьбе святителя Тихона елецкий купец Конон Никитич Кожухов выстроил для Матроны с Екатериной особую келью. Около них начали собираться сестры.

Матрона, в пострижении монахиня Олимпиада, выстроила, при пособии святителя Тихона, деревянную церковь во имя Знамения Божией Матери. Святитель Тихон навещал иногда, будучи в Ельце, смиренных сестер, руководил их своими советами и наставлениями в духовной жизни; убеждал купцов Елецких не оставлять их и в телесных нуждах. В часы искушений он особенно являлся со своей помощью и благодатной силой своей молитвы ограждал от падения. Он часто являлся ангелом-утешителем во время недостатков их, посылая им нужное для пищи и тепла. Однажды в зимнее время, не имея дров, Матрона хотела изрубить половину из пола и ею истопить печь. Святитель Тихон послал схимонаха Митрофана купить им дров, и он доставил им дрова в то время, как сестры собирались рубить половицу. При умножении сестер, Матрона, тяготясь неприятностями, хотела было оставить это место и поехала в Задонск просить благословения свт. Тихона; но, переезжая Дон на лодке, едва не утонула и воротилась на свое место. В 1823 г. указом Святейшего Синода был восстановлен Елецкий женский монастырь. Так исполнилось пророчество святителя Тихона.

Жители Ельца помнят любовь святителя Тихона к их городу и доселе сохраняют благоговейную память к нему. Кроме того, что многие из граждан ездят в Задонск на день памяти святителя Тихона, 16 июня, как день его тезоименитства, и 13 августа, как день его кончины, и в самом Ельце во всех церквах ежегодно отправлялись в эти дни панихиды по святителе Тихоне, несмотря на то, что Елец давно уже не принадлежит к Воронежской епархии. В памяти граждан живут различные сказания о святителе Тихоне и с благоговением хранятся принадлежавшие ему вещи. Так у купцов Ходовых, родственников Космы Студеникина, хранятся шелковый платок и икона, доставшаяся от святителя Тихона. Племянница Космы Студеникина, Татиана, пяти лет была представлена святителю Тихону как сирота, недавно лишившаяся родителей. Свт. Тихон, утешая ее, сказал: «Божия Матерь есть покровительница сирот», и вынув из клобука платок, подал ей, говоря: «Вот тебе гостинец!» Этот платок, находящийся у Пелагеи Ходовой, страдающие головными болезнями возлагают на голову и получают по вере облегчение от болезни. У сей же Ходовой находится образок Владимирской Божией Матери, писанный на круглой медной доске, с изображением на другой стороне святителя Николая Мирликийского, дарованный святителем Косме Студеникину. Сию икону часто берут вступающие в брак при венчании, как знамение благословения святителя Тихона.

У купчихи А. И. Мясищевой хранится полусгорелый Псалтирь, принадлежавший святителю Тихону, купленный у келейника его Чеботарева мужем Мясищевой.

Среди духовенства города Ельца сохраняется такой рассказ о святителе Тихоне. Зайдя в дом к город¬скому Елецкому священнику, святитель увидел, что у него сени из плетня: «Не грусти, — сказал Тихон, — и не стыдись, поживешь и тесовые наживешь; честь и добрые дела дороже каменного дома».

 

Глава VI. Последние годы жизни свт. Тихона и кончина его

 

Уединенная жизнь Тихона. — Приготовление к смерти. — Кончина свт. Тихона. — Погребение. — Надгробное слово. — Духовное завещание святителя Тихона.

 

Здоровье святителя Тихона от старости и от подвигов приметно стало расстраиваться. Нервные припадки постепенно умножались и причиняли бессонницу, содрогания и почти обмороки. В 1779 году, в день праздника Рождества Христова, когда в Задонский монастырь, по случаю открытия в Задонске уездного города, собралось много чиновников, дворян и народу к литургии, святитель почувствовал себя весьма слабым. По прочтении Евангелия его келейник, читавший Апостол, подошел к нему для принятия благословения, ибо в монастыре был обычай: кто читает Апостол, тот, по прочтении Евангелия, должен принять благословение у Преосвященного. Он, благословив келейника, сказал: «Поди вперед меня и очисти дорогу», потому что в церкви было весьма тесно. С четверть часа постоял он, никогда прежде не выходивший из церкви во время службы, на северной стороне храма, и опять воротился. По окончании обедни, все бывшие в церкви благородные подошли к нему для принятия благословения. Он благословил их, но был весьма прискорбен. Придя домой, он сказал келейнику: «Запри двери; если придут дворяне, то скажи им, что Преосвященный весьма слаб здоровьем». С этого времени святитель никуда уже не выезжал из монастыря, редко выходил и из келии; выйдет только иногда на заднее крыльцо, где посидит или постоит немного. К себе также никого не пускал, кроме близких знакомых и духовных людей, и то на короткое время. Даже с келейными говорил только нужное и необходимое; прежде, когда келейник читал ему Священное Писание, он много объяснял, а в это время только слушал и молчал; иногда глав десять и более прочтет ему, он скажет: «Полно, благодарствую, поди к себе». Бедные и нуждающиеся по-прежнему приходили к нему и получали милостыню, от него высылаемую, но почти никто уже не видал его самого. Только узники темничные нередко имели утешение наслаждаться его беседой и лицезрением. Так как в новом городе не было еще казенных строений, то суды и темница помещены были в монастыре. Тогда святитель начал часто посещать по ночам это печальное жилище несчастных; проводил по несколько часов в утешительных для них беседах и, расставаясь с ними, обыкновенно оделял их милостыней; а в день Пасхи, Рождества Христова и в неделю Сыропустную, кроме утешений и милостынного подаяния, он удостаивал их и лобызания с обычными христианскими приветствиями. Это святое дело любви христианской подвергалось пересудам некоторых злоречивых людей. Свт. Тихон, дабы не соблазнять их, лишал себя иногда на короткое время удовольствия лично благотворить несчастным и беседовать с ними.

Отклоняя от себя личные посещения знакомых, святитель Тихон не хотел лишать их своих наставлений. Если кто имел нужду в его советах, получал их письменно; отвечать письменно святитель Тихон не отказывался до самой кончины.

В письмах святителя Тихона в последнее время его жизни высказывались его духовная опытность и духовная мудрость, усвоенная подвигами уединенного богомыслия. Приведем для примера два его письма, одно он писал к благородному мирянину, заботящемуся о спасении души, которое может быть руководством для каждого христианина, заключая в себе краткое правило для благочестивой жизни; другое обращено ко всем христианам.

«В келии живя, так поступай: восставши от сна, поблагодари Бога и помолись. Из церкви пришедши, прочитай от книги что-нибудь на пользу душе твоей; потом за рукоделие принимайся и делай. Поделавши, встань и помолись; помолившись, паки от книги читай что-нибудь. И так все по переменам делай, то есть: то молись, то читай книгу, то рукоделие твори. Но и в рукоделии и в чтении возводи ум твой ко Христу и молись Ему, да помилует тебя и поможет тебе. Когда все по переменам будешь делать, то ко всему — чтению, молитве и рукоделию большая охота и усердие будут. Переменность бо делает охоту и усердие. Тако люди с места на место переходят и прогуливаются. Тако и пища переменная приятнейшая людям бывает, нежели одна поставляемая! Переменяй и ты свое дело, да охотнее приступаешь к делу. Когда уныние, скука и тоска очень смущает, то выйди вон из келии и проходись, где возможно, и, прохаживаясь, воздыхай ко Христу, да поможет тебе. Часто поминай смерть, суд Христов и вечность. Сим поминанием, как бичом, прогонится всякое уныние, скука и тоска. Временное все есть краткое и скоро минуется. Что по смерти будет, во веки пребывает. День проходит, и со днем все, то есть: печаль и радость проходит, а к смерти ближе и ближе приходим. А в чем смерть застанет человека, с тем и на оном веку явится. Блажен, кто боится и ожидает часа смертного. Спасайся о Христе и мене немощного в молитвах твоих поминай... Помяни нас, Господи, во Царствии Твоем! Сию молитву почаще ко Христу Сыну Божию, сидящему одесную Бога Отца во славе Отчей, с усердием твори, и о мне грешном воздохни. Господь Иисус Христос, Спаситель наш, да помилует нас всех и части избранных своих да сподобит нас! Аминь. В монастырь не поспешай идти, но гораздо поискусись, где живешь. В гости ездить берегись, да не рассеешь между людьми, что соберешь в уединении. Редко бывает, что человек тойжде в келию возвращается, каким из келии в народ вышел. Пустыня и уединение собирает добро, но соблазны мира расточают. Нигде человек лучше не кается, как в уединении. Тут все житие свое прошедшее собирает человек во ум, а на то смотря, ко Христу воздыхает и кается, и просит милости у Него. Ничем так человек не грешит, как языком; в уединении убегает того греха. Глаза и уши наши суть как двери, которыми соблазны до сердца доходят и ударяют в тое; уединение того убегает. Келия соблазнить не может, но и соблазна не приемлет. Юным наипаче и без брака живущим, у которых плоть кипит, должно держаться уединения, да не подадут, ни примут соблазна. Добре внимай сему и рассуждай, что пишу. Читаем в историях, что столпы падали от плоти; чего же чаять тростям? Пустыня и уединение, с помощью Божией, от того сохраняет. Некоторый святой слышал глас: бегай от человек, да спасешься. Да звенит сей глас и нам. Однако, убегая от человек, не ради человеков, но ради греха убегать должны мы. Грех нам должно ненавидеть, а не человеков; любить должно их, а не ненавидеть, и молиться за них. О себе молиться нужда наша, а о ближних наших молиться любовь убеждает нас».

С болезнью сердца, услышав, что некоторые из следовавших прежде его наставлениям, лишенные личной беседы его, начали ослабевать в добродетельной жизни, святитель Тихон, лежа на одре, хотел пробудить их от греховного усыпления напоминанием о страшном суде Христовом. «Христиане! Суд Христов приближается и уже есть, и как тать в нощи, нечаянно прейдет день той: и в чем кого застанет, с тем и явится на суде оном страшном. Иного в блудодеянии застанет, и с тем явится; иного в убийстве застанет, и с тем явится; иного в пьянстве застанет, и с тем явится. Иного в злоречии, иного в клевете, иного во лжи, хитрости, и лицемерии застанет, иного в обиде и оскорблении ближнего застанет, и с тем явится. Иных в банкетах и пировании, иных в картежной игре, иных в операх и маскарадах застанет и тако явятся там; иных в ссоре и драке застанет и тако явятся там. Иных в мздоимстве и пагубных взятках застанет и с тем явятся там. Иных в плясках, танцах, играх и в прочих бесчиниях застанет, и с тем явятся тамо.Иных в иных беззакониях застанет и с тем явятся тамо. Благочестивая и богобоязненная душа радуется, яко тебе вечное спасение приближается. Ты станешь одесную Судьи, Царя Небесного, и услышишь вожделеннейший глас: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте уготованное вам царство от сложения мира. Горе вышереченным и прочим беззаконным христианам! Они будут праведным судом Божиим казнены, пошлются в вечный огонь и с дьяволами и ангелами его будут мучимы во веки веков, более, нежели незнающие истинного Бога. Молю убо вас, возлюбленные, молю вас тихостью и кротостью Христовой, пощадите души ваши и покайтесь, да не вечно погибнете. Бог еще ожидает нас, еще долго терпит нам. Блажен будет, кто истинно обратится и покается. Окаянен, кто в ожесточении пребудет. Каяться, плакать и рыдать будет в тот час, но уже поздно и бесполезно: с плачем бо и отыдет в вечную муку. Я сие пишу вам от христианской любви и сожаления. Примите краткое, но полезное вам увещание. Не смотрите на тех, которые явно уже безбожны суть и о законе Господне небрегут, яко не поучаются в нем. Послушайте убо мене, спасения вам желающего, как и себе, а паче послушайте Христа Самого, Который алчет и жаждет спасения нашего, Который в мир пришел дли спасения нашего, Который пострадал и умер ради того, чтобы нас спасенных видеть. Исполните убо, возлюбленные, святое и спасительное хотение Христово, алчущее и жаждущее спасения нашего и спасения вечного, ценой крови и смерти Христовой оцененного, не потеряйте. Возрадуются о нас Ангелы Божии на небеси и святые души, когда обратимся и будем каяться. Христос, Господь, с радостью примет нас и вся нам отпустит согрешения наша. Покаемся убо и будем во всегдашнем приуготовлении к сретению Христа Господа, Царя славы, грядущего судить живых и мертвых. Скоро идет и не закоснит Судья всех. "Се гряду скоро и мзда Моя со Мною, воздати коемуждо по делом его", — глаголет Господь. Тому слава, во веки веков. Аминь». Это письмо показывает, что душа святителя всецело переносилась за пределы земной жизни, полная чаяния предстать пред Господом, Судьей живых и мертвых. Туда же хотелось возвести ему умы и сердца всех христиан. Свои наставления он подкреплял усердной молитвой к Богу, умоляя Его словами пророка: «Пошли на них, Господи, глад и жажду, не глад хлеба и жажду воды, но глад слышания слова Божия, и веру от слуха, слух же глаголов Божиих».