Свято-Тихоновский Преображенский женский монастырь

г. Задонск. Официальный сайт

Свято-Тихоновский Преображенский женский монастырь, г. Задонск © 2015-2020

Сайт создан по благословению Высокопреосвященнейшего Арсения,

митрополита Липецкого и Задонского

Материалы подготовлены с любовью к Богу и монастырю насельницами

при помощи мирян и духовенства

399200, Липецкая обл., г. Задонск, Свято-Тихоновский Преображенский женский монастырь

Тел. 8 (47471) 4-45-57. E-mail: skit-treby@yandex.ru

Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru
Официальный сайт Елецкой епархии / el-eparhy.ru
Официальный сайт Свято-Тихоновского женского монастыря / zadonsk-skit.ru
Православие.Ru
Яндекс.Метрика
Липецкая митрополия - баннер
Задонский Рождество-Богородицкий мужской монастырь / zadonsk-monastyr.ru
Задонский Богородице-Тихоновский женский монастырь / tunino.ru

Житие

свт. Тихона Задонского.

(Окончание)

Главная >> Наследие свт. Тихона Задонского >> Житие свт. Тихона Задонского. (Окончание)

Страницы:    1   2   3   4   5

Главная >> Наследие свт. Тихона Задонского >> Житие свт. Тихона Задонского. (Окончание).

За три года до своей кончины святитель Тихон видел во сне, что его привели на прекрасный луг, на котором построены были палаты огромной величины, все из чистого хрусталя. Он увидел в них много веселящихся, и когда хотел войти туда, его остановили в дверях, сказав: «Через три года ты можешь войти, а теперь потрудись». Тихон, проснувшись, чувствовал, что его сердце исполнено неизреченной радости. После этого видения, с верой христианина, уповающего на милосердие Искупителя, святитель Тихон готовился к смерти. Первая мысль его и первая беседа всегда была о смерти. На стене, у ног постели его, была прибита картина, на которой изображен сединами украшенный старец, лежащий во гробе, в черном одеянии. Часто, взиравший на эту картину, он молился из глубины души: «Скажи мне, Господи, кончину мою и число дней моих, кое есть». Днем и ночью, сидел или ходил, Тихон любил повторять этот стих. И однажды он услышал голос: «В день недельный». После этого всякое воскресение, после ранней литургии, он причащался Святых Тайн. Иногда, сидя на кровати, он так погружался в размышление о вечности, что не слыхал, если входил к нему келейник. После спросит келейника: «Не входил ли ты?» За четыре или за пять лет до смерти у него был приготовлен гроб, обитый черной фланелью; на крыше сделан был крест из белой нитяной тесьмы. Гроб этот стоял у него в чулане, близ спальни. Всякий день он смотрел на него и, оплакивая падение человека, говорил нередко: «До чего довел себя человек, что, как скот, зарывается в землю, будучи сотворен от Бога непорочным и бессмертным». Место для могилы своей святитель Тихон назначил в Задонском монастыре, близ церкви Владимирской Божией Матери, на дороге при входе в алтарь, говоря: «Пусть мое грешное тело попирается ногами».

29 января 1782 г. святитель Тихон составил духовное завещание. Воздав славу Богу за все Его благодеяния, он пишет после сего, видимо, переносясь уже мыслью, полной уверенности в милости Божией, за пределы сей жизни. «Вемы, яко аще земная наша храмина тела разорится, создание от Бога имамы, храмину нерукотворену, вечну на небесех (2 Кор., гл. 5). Хвалите Господа вси языцы, похвалите Его вси людие, яко утвердися милость Его на нас, и истина Господня пребывает вовек. Хвали душе моя Господа. Благословен Господь Бог Израилев, яко посети и сотвори избавление людем своим: и воздвиже рог спасения нам в дому Давидову отрока своего». После сего святитель делает распоряжение о своих сочинениях: «Сочинения мои, в которых я, по силе и возможности своей, будучи в уединении, трудился, оставил по себе, а именно: 1) О христианстве, в шести томах; 2) Письма, писанные в одном томе; 3) Письма келейные в одном томе; 4) О истине Евангельского учения и о вере, в одном томе; 5) Инструкция христианская, в одном томе; 6) Сокровище духовное от мира собираемое, в четырех томах; 7) Краткие нравоучительные слова, в одном томе; 8) Проповеди трудов Епаршеских, в одном томе, которые поручил я келейному моему, мне служившему, Иоанну, отвезти на рассмотрение в Святейший Синод». Другой запиской святитель Тихон распределил оставшееся после него имущество и сделал распоряжение о своем погребении. Святитель за болезнью был уже не в силах подписать завещание своей рукой и только приложил в удостоверение свою печать.

За год и три месяца до кончины в легком сне представилось святителю Тихону, будто он был в придельной монастырской церкви свт. Евсевия, епископа Самосатского, где приходской Задонский священник Михаил, из алтаря в царские двери выносил под тонким белым покрывалом младенца. Он подошел к нему навстречу, спросил, что несет? — «Младенца, которого нанялся носить». — «Как имя ему?» — «Василий», — отвечал священник. Тогда святитель, сняв покрывало, поцеловал его в правую щеку, а младенец правой рукой сильно ударил его в левую щеку. Проснувшись, в ту же минуту Тихон почувствовал онемение левой щеки, левой стороны языка, левой ноги и трясение левой руки, и после этого почти не вставал с одра. Это сновидение принял Тихон, как предвестие близкой смерти его, и на болезнь взирал, как на ношение язв Господа Иисуса Христа на теле своем, приготовляющее к разлуке с земной жизнью. В другое время Тихон увидел во сне высокую лестницу, стоящую среди монастыря и окруженную множеством народа. Его подвели к лестнице и требовали, чтобы он восходил по ней. Он не мог отговориться слабостью сил и повиновался. Народ следовал за ним и подсаживал его, так что он не чувствовал никакой усталости, и, взошедши уже до облаков, пробудился. Косма Игнатьевич объяснил ему, что лестница есть путь в царствие небесное; высота ее — трудность пути; народ, последовавший за ним, — слушающие его наставления; легкость и помощь при восхождении — содействие благодати Божией и молитв любящих его. Святитель со слезами сказал на это объяснение: «Я и сам тоже думаю; чувствую приближение кончины моей».

Незадолго до кончины святителя Тихона I-го приезжал навестить его Тихон III, епископ Воронежский, и целые сутки провел в монастыре, утешая болящего своими беседами при его одре.

За три дня святитель предсказал свою кончину. В тот же день позволил он приходить к себе более близким для него людям. Некоторые из преданных ему лиц благородного звания по несколько часов предстояли у смертного одра, желая оказать ему последние услуги и выслушать его предсмертные наставления. Изнемогающим голосом давал он им наставления. Его речь была так тиха, что келейник должен был передавать его слова. Святитель Тихон лежал, закрыв глаза, как бы сонный, устремив ум и все чувства к Богу. Видя изнеможение свт. Тихона, его друзья с плачем и рыданием припали к одру его и, лобызая руку его, говорили: «Отец ты наш, на кого ты нас оставляешь, сирых, печальных?» Святитель, сердечно любивший их, прижав их к себе десницей и указывая горе, сказал: «Господу Богу вас вручаю». Последние два дня святитель не велел никого впускать к себе. Вечером в субботу пришел к святителю игумен Самуил, спрашивая, не будет ли какого приказания? Свт. Тихон, открыв глаза, взглянул на него и тихо на ухо келейному сказал, чтобы его не беспокоили и что приказания никакого нет. Видимо, наступали последние минуты его жизни, которые все хотелось ему исключительно посвятить молитвенному богомыслию. Игумен, поцеловав руку святителя, велел келейнику сказать, когда наступит кончина.

К полуночи 12 августа сделалось ему труднее, и святитель, уже два раза приобщавшийся Святых Тайн в эту неделю, просил, чтобы скорее совершили раннюю литургию, дабы еще причаститься Тела и Крови Христовой. В третьем часу по полуночи послал просить очередного иеромонаха скорее отслужить литургию, но его просьба не была исполнена. Между тем святитель Тихон, видимо, стал уже изнемогать. Все монастырские, бывшие на утрени, услышав о том, что близок час кончины святителя, пришли в келию его и в глубоком молчании стояли с полчаса. Схимонах Митрофан сказал, что не скоро еще кончина, и все ушли в церковь слушать утреннее славословие. Святитель лежал в молчании, с закрытыми глазами. В исходе 6-го часа утра, когда еще не кончилась утреня, открыл на минуту очи, а потом опять закрыл их тихо... уже навеки... 13 августа 1783 года... в присутствии только четырех келейных, из коих у одного на руках была голова его. Святитель Тихон скончался на 59-м году от рождения.

Правивший Воронежской паствой Тихон III, получив донесение от настоятеля Задонского монастыря, игумена Самуила, о кончине святителя Тихона и о предсмертных его распоряжениях, признал, что назначенное им место для погребения тела его, не соответствует святой жизни и заслугам архипастыря. Потому приказал похоронить его в Задонском монастыре, под алтарем соборного храма в честь Божией Матери Владимирской, в особом склепе, где уготовив могилу, выкласть оную кирпичом. При том предписал:

1) избрав в Воронежской соборной церкви из архиерейской ризницы к облачению тела святителя пристойную одежду, отправить оную с нарочным дьяконом в Задонск;

2) гроб, изготовленный святителем для себя, оказался короток; потому приказано игумену Самуилу уготовить новый гроб, который обить посланной с дьяконом материей. Облечь Его Преосвященство в посланную архиерейскую одежду и, положив во гроб, учинить со всеми находящимися в монастыре и в близ обстоящих селениях священнослужителями отправление панихиды, а потом, с подобающей честью, на раменах священнических, вынести тело в церковь, где поставив, непрестанно читать священникам Евангелие;

3) пригласить к погребению настоятелей монастырей: Елецкого игумена Климента и Дивногорского игумена Иова, и протопопов Лебедянского и Елецкого, и всех города Ельца и близлежащих Задонского монастыря селений священников и дьяконов, а в Ельце для исправления треб оставить двух священников. Известить также о погребении всех священников и дьяконов города Воронежа, дабы желающие из них были о том сведомы;

4) сделать распоряжение, чтобы повсеместно по церквам Воронежской епархии совершалось за упокой святителя Тихона поминовение.

Лишь только весть о кончине святителя Тихона разнеслась по городу и окрестным селениям, монастырь наполнился народом. До самого дня погребения множество сельских жителей и граждан из Воронежа и еще более из Ельца день и ночь приезжали в обитель. Все монастырские иеромонахи служили панихиды для приезжающих, и то не успевали удовлетворить желанию каждого. Монастырь оглашался воплем, особенно нищих и бедных.

Елецкие купцы сделали новый гроб, обитый черным гласом и обложенный мишурным белым газом. Согласно завещанию святителя Тихона, он облачен был в приготовленную им одежду малого архиерейского облачения. Но потом, по снятии с него рясы, возложено на усопшего присланное епископом Тихоном III полное архиерейское облачение. Хотя прошло уже четверо суток после кончины Тихона, но при переоблачении тело не окостенело, руки разводились, как у живого; в таком виде было и погребено. 17 августа усопшего вынесли из келии в большую монастырскую церковь. На следующий день прибыл Преосвященный Тихон III и совершил погребение 20-го числа.

По окончании литургии он сказал трогательное слово, в похвалу почившего архипастыря [45], из текста: «Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых и на пути грешных не ста: но в законе Господнем воля его и в законе его поучится день и нощь». После изъяснения сих слов и применения к усопшему святителю Тихон исчислением добродетелей его доказал, что святитель Тихон всю жизнь свою располагая сообразно ублажению Давидову, достоин и титула мужа блаженного. Епископ живыми чертами изобразил его нрав, его удаление от чести и славы, его христианскую простоту, кротость, смирение, ревность по вере, любовь к ближним, его неусыпное старание о наставлении ближних благочестию и истинной христианской добродетели. Все это он подтверждал событиями его жизни. «Все это, — так заключает Тихон первую часть слова, — доказывает, что он блажен. Святитель сей блажен, — повторил он, — но смертью его не уменьшилось ли наше на земле удовольствие? Не находится ли праведных причин тем слезам, которые мы над гробом его проливаем? Так, слушатели! Я сам ныне лишен в нем не только собрата и сослужителя моего, но и друга. Я, праведные проливая слезы, теряю в нем того, коего сердцу открыты были мои чувствования и коего опытность часто дополняла испытания мои. Поведайте же теперь чувствования свои все те, кои пользовались такой же доверенностью и дружеской откровенностью сего добродетельного мужа, поведайте нам праведные скорби сердца вашего. Но почто?.. Я верю в скорбь их, соразмеряя оною скорби собственного моего сердца. Придите ныне вы, коим он давал отеческие наставления и поучения; вы, коих решал он сомнения совести, коих сердца успокаивал он сладкими утешениями, коим подавал он душеспасительные советы, поведайте, праведны ли ваши слезы над прахом сего добродетельного вашего Наставника? Но все сие есть еще не столь великая потеря для вас, для вас, воспользовавшихся его поучениями. Ибо он вам на все ваши нужды, на все недоумения совести, на все душевные скорби, оставил правила, советы, врачевства в своих книгах и в своих посланиях. И так вы не все потеряли в смерти своего пастыря. Он для вас и подобных вам бессмертен будет в своих благочестивых и добропоучительных писаниях. Но вы, — вы, стенящие под гнетом житейских несчастий и бедствий; вы, сиротствующие и нуждающиеся; вы, лишенные покрова и жилищ, неимущие одеяния, алчущие хлеба; вы, осужденные на заключение в мрачных темницах и узах! Не больше ли всех вы потеряли? Кого вы ныне с нами погребаете? Чьим останкам даете на земле теперь последнее целование?.. Се охладело смертным мразом то сердце, которое пламенело к вам сострадательной любовью; онемели те уста, кои утешали вас в скорби, кои приветствовали нас, яко детей, кои часто даже лобызали вас снисходительно; оледенели те руки, кои простирались к вам на помощь со щедрой милостыней; неподвижны те ноги, кои всегда поспешно текли к печальным жилищам вашим, аки в жилища радости. Придите, обратите слезящие очи на благодетеля своего все те, кои во всякой нужде к нему прибегали, и рыдайте ныне рыданием достойным слез. Вспомяните, что он был, яко Иов праведный: око слепым, нога хромым, одежда нагим, алчущим пища, прибежище всем скорбящим, немощным подкрепление, печальным утеха, в душевных изнеможениях врачевство. Отселе, когда вы рыдать будете под бременем несчастий, когда болезнью отягчаемы будете, останетесь без утешителя и помощника; когда истаивать будете от глада, скитаться без покрова, хладеть без одеяния, то не прейдет уже к вам ваш Тихон, искавший некогда вас сам. Вы приближитесь к его жилищу, воззрите на те двери, из коих являлся он вам, яко небесный Ангел-утешитель; пождете и не узрите отверзающего; не увидите десницы, простирающейся к вам для благословения и милостыни подаяния; не обрящете вопрошающего вас о ваших нуждах. Вы, припамятовав Тихона, обольетесь слезами и с сугубой горестью сердца отыдите от жилища его без помощи, без утешении. Вы поищите его, и вам покажут гроб его, над коим вы, в тяжких скорбях сердец ваших, припадете с рыданиями». После сего проповедник убеждал слушателей к подражанию добродетелям преставившегося пастыря и заключил слово свое воззванием «О мужу святый! Представ пред престол всеблагого Бога, помяни и нас, любящих и почитающих Тя!»

Все присутствовавшие обливались горькими слезами при слушании трогательного поучения. После отпевания, на котором присутствовало множество духовных из Воронежа, Ельца и окрестных селений, пред последним целованием тела, первенствующий иеродьякон прочитал духовное завещание святителя Тихона.

 

 

«Слава Богу о всем!

Слава Богу, яко мене создал по образу Своему и по подобию! Слава Богу, яко мене падшего искупил! Слава Богу, яко о мне недостойном промышлял! Слава Богу, яко мене согрешившего в покаяние призвал! Слава Богу, яко мне подал слово Свое святое, яко светильник сияющий в темном месте, и тем мене на путь истинный наставил! Слава Богу, яко мои очи сердечные просветил! Слава Богу, яко подал мне в познании святое имя Свое! Слава Богу, яко баней крещения грехи моя омыл! Слава Богу, яко показал мне путь к вечному блаженству! Путь же есть Иисус Христос, Сын Божий, который о себе глаголет: Аз есмь путь, истина и живот! Слава Богу, яко согрешающего мене не погубил, но по Своей благости потерпел согрешения мои! Слава Богу, яко показал мне прелесть и суету мира сего! Слава Богу, яко помогал мне в многоразличных искушениях, бедах и напастях! Слава Богу, что при бедственных и смертных случаях мене сохранял [46]! Слава Богу, яко мене от врага дьявола защищал! Слава Богу, яко мене лежащего восставлял! Слава Богу, яко мене печалующегося утешал! Слава Богу, яко мене заблуждающего обращал! Слава Богу, яко мене отечески наказывал! Слава Богу, яко мне объявил страшный Свой суд, да того боюсь и каюсь за грехи моя! Слава Богу, яко объявил мне вечную муку и вечное блаженство, да тоя убегну, а сего поищу! Слава Богу, яко мне недостойному подавал пищу, которой немощное мое тело укреплялось; подавал одежду, которой нагое мое тело покрывалось; подавал дом, в котором я упокоевался! Слава Богу и о прочих Его благах, которые мне к содержанию и утешению моему подавал! Столько я от Него получил благодеяний, сколько дыхал! Слава Богу о всем!

Ныне я к вам, братия моя, слово обращаю. Не могу я с вами, яко же прежде, устами и гласом беседовать, яко бездыханен и безгласен, но беседую малым сим письмецом. Первое: храмина тела моего разрушилась, и яко земля земле предается, по слову Господа: земля еси и в землю пойдеши. Но с святой Церковью чаю воскресения мертвых и жизни будущего века. Надежда моя сидит одесную Бога, Иисус Христос, Господь мой и Бог мой. Он воскресение и живот мой. Он мне глаголет: Аз есмь воскресение и живот; верующий в Мя, аще и умрет оживет. Он меня спящего всесильным Своим гласом возбудит. Второе, отшел я от вас в путь всея земли и отлучился, и уже друг друга не видим, яко же прежде. Но увидимся паки тамо, где соберутся вси языцы, от начала мира до конца пожившия. О, сподоби, Господи, и тамо видеться, где Бог видится лицом к лицу, и тем видящих оживляет, утешает, радостотворит, увеселяет и вечно блаженными делает. Там люди, яко солнце сияют; тамо истинная жизнь; тамо истинная честь и слава; тамо истинная радость и веселие; тамо истинное блаженство, и все вечное и бесконечное. Буди, Господи, милость Твоя на нас, яко же уповахом на Тя! Третие, благодетелям моим, которые мене при нужде и немощи моей не оставляли, но по своей любви и милости благами своими снабдевали, много благодарствую. Да воздаст им Господь в день он, в котором всем по делам их воздастся! Четвертое, всем, которые меня как-нибудь обидели, простил я и прощаю; да простит им и Господь своею благодатью! Прошу и мене простить, ежели кого чем обидел, яко человек. «Оставите и оставится вам», — глаголет Господь. Пятое, пожитков, как у мене не было, так и не осталось по мне; прошу убо с тех, которые при мне жили и служили мне, ничего не взыскивать. Простите, возлюбленные, и Тихона поминайте».

Чтение завещания святителя Тихона не раз прерывалось рыданиями. При последнем целовании народ поднял плач и вопль. Тело усопшего руками священников перенесено под алтарь соборной церкви, где поставлено в обложенный камнем в земле склеп и закладено с выводом над ним из кирпичей надгробия в форме гроба. Склеп усердием чтущих память сего пастыря и старанием Задонского игумена Тимофея обделан и расписан; а на надгробии положена медная доска, с надписью, сочиненной Тихоном III: «Здесь скончался, 1783 года августа 13 дня, Преосвященный Тихон епископ, прежде бывший Кексгольмский, а потом Воронежский, рожденный 1724 г., епископствовавший с 13 мая 1761 г., пребывавший на обещании с 1767 г. по смерть, показавший образ добродетели — словом, житием, любовью, духом, верою, чистотою. 1783 года августа 20-го погребен здесь».

Духовное завещание святителя Тихона, касательно имущества, было исполнено в точности. Принадлежавшие ему вещи были проданы и вместе с оставшимися 14 руб. 30 коп. денег розданы нищим. Касательно сочинений святителя, Преосвященный Тихон III сам позаботился отыскать их, дабы они как-либо не утратились, и представить их в Святейший Синод.